Шпион, выйди вон. Как Россия и США похищали друг у друга военные тайны
Фото Central Press / Getty Images

Шпион, выйди вон. Как Россия и США похищали друг у друга военные тайны

Фото Central Press / Getty Images
Как показывает опыт холодной войны, даже самый секретный проект рано или поздно компрометируется. Возможно, и российское гиперзвуковое оружие больше не составляет тайны для западных спецслужб

Сведения о российском гиперзвуковом оружии могли утечь за рубеж — ФСБ ищет пособников западных спецслужб в Центральном научно-исследовательском институте машиностроения (ЦНИИмаш). Как показывает опыт холодной войны, любой, даже самый засекреченный проект рано или поздно оказывается скомпрометированным. Инженеры передают противнику чертежи, а люди попроще умудряются незаметно вынести новейшие ракеты прямо со склада.

В погоне за гаджетом

16 июля 1945 года на юге штата Нью-Мексико прогремел взрыв, возвестивший начало новой атомной эры. На полигоне Аламогордо была испытана плутониевая бомба «Гаджет». Не успела еще осесть пыль, как зашифрованный доклад о характеристиках взрыва и методах постановки заряда на боевой взвод был передан по радио в СССР.

Так произошло потому, что Манхэттенский проект, объединивший лучшие умы Европы и США, был буквально нашпигован советскими агентами: инженеры Мортон Собелл и Дэвид Грингласс, физики Теодор Холл и Бруно Понтекорво и так далее. Не говоря уже о резидентах НКВД, например, Елизавете Зарубиной. По воспоминаниям генерал-лейтенанта Павла Судоплатова, всего через 12 дней после окончания сборки «Гаджета» Советский Союз обладал полным описанием устройства бомбы.

Первые данные о научно-исследовательских работах США и Великобритании, направленных на создание сверхразрушительного оружия, стали поступать еще в 1941 году. Спустя четыре года Союз располагал практически всей информацией: чертежами уранового ректора, описанием процессов получения плутония и даже микроскопическими образцами оружейного урана. Воспроизведение технологических процедур сэкономило СССР время и деньги: первый отечественный ядерный заряд, РДС-1, был готов к 1949 году, он почти полностью копировал «Гаджет».

Как так вышло, что СССР смог украсть у США атомную бомбу? Дело не только в слабости американской контрразведки и блестящей работе советских агентов. Крупные ученые шли на сотрудничество, прекрасно понимая, что атомная монополия будет губительна для поствоенного мира. Как бы там ни было, это стало величайшей разведывательной операцией XX века. Едва ли можно украсть что-то более стоящее.

Диссидент по зову сердца

Завербованные советской разведкой люди зачастую симпатизировали первому социалистическому государству и не отрекались от своих убеждений даже в тюрьме. Внутри СССР сложилась зеркальная ситуация: некоторые граждане втайне обожали Запад и терпеть не могли коммунистов. Например, Адольф Толкачев — авиационный инженер, специалист в области радиолокации. В январе 1979 года он сумел установить связь с резидентом ЦРУ, которому прямо заявил, что предпочел бы жить в Америке.

По его собственному признанию, он был «диссидентом в сердце», а последней каплей стали книги Александра Солженицына. После прочтения «Одного дня Ивана Денисовича» Толкачев решил действовать: некоторое время он писал листовки, но потом сообразил, что гораздо больший ущерб режиму можно нанести раскрывая государственные секреты.

Толкачев оказался хитрым и осторожным агентом: его не могли раскрыть в течение шести лет. За это время он передал ЦРУ документацию на 54 секретных разработки — от бортового компьютера истребителя «МиГ» до аппаратуры подавления радиолокационных станций. Нельзя сказать, что Толкачев был бессребреником: только в советских рублях он получил 789 000, основное богатство было аккумулировано на зарубежных счетах — около $2 млн.

Диссидент явно откладывал обеспеченную жизнь на потом, позволив себе приобрести лишь «Жигули» и загородный дом. Но вовремя бежать не сумел: в 1985 году он был арестован и спустя год расстрелян.

Падение «Карфагена»

Небрежность противника, стечение обстоятельств, толика удачи — и противоборствующие стороны получали доступ к кладезю бесценной информации, добыть которую иными путями было просто невозможно. В 1953 году сержант американской армии Роберт Ли Джонсон, служащий в Западном Берлине, крепко повздорил с начальством, что называется психанул, и отправился в восточный сектор просить политического убежища. Его он не получил, зато был завербован. Правда, особого интереса для разведки сержант не представлял. Он стал спящим агентом.

Спустя семь лет у супруги Джонсона обнаружилось психическое расстройство, она была помещена в американский военный госпиталь в Париже. Следом за ней прибыл муж, которому предложили работу охранника в курьерском центре особо важных корреспонденций НАТО. Завербованный американец не стал просто так просиживать штаны в ночных сменах: сумев сделать слепок ключа от внутренней комнаты центра и отыскав в мусорной корзине бумажку с кодом от сейфа, Джонсон стал передавать в Москву материалы невероятной ценности: например, мобилизационный план НАТО на случай атомной войны или действующие шифры армии США. Операция получила названия «Карфаген». В 1964 году источник перманентных утечек был определен, Джонсон получил 25 лет тюрьмы.

Не менее крупным успехом может похвастаться разведка США: в 1971 году американская субмарина сумела незамеченной проникнуть в акваторию Охотского моря. На ее борту находилось прослушивающее устройство, которое водолазы прикрепили к кабелю подводной линии связи, соединяющему Главную базу подводных крейсеров стратегического назначения со штабом Тихоокеанского флота. Целых десять лет после этого американцы совершенно беспрепятственно прослушивали все сообщения, так как советские военные и не думали шифровать их. Операцию, названную «Цветы плюща», скомпрометировал подкупленный СССР аналитик АНБ Роналд Пелтон.

Неслыханная дерзость

Угроза, исходящая от советских подводных ракетоносцев, заставила США осуществить одну из самых рискованных и дорогостоящих шпионских операций в истории холодной войны. В марте 1968 года подводная лодка К-129, вышедшая на боевое дежурство в Тихий океан с ядерным оружием на борту, по невыясненным причинам затонула примерно в 3000 км от Гавайских островов. Советский флот не сумел ее обнаружить, а ВМС США, следившие за подлодкой, обладали точной информацией о месте катастрофы. Но одно дело — знать, другое — поднять многотонную махину с пятикилометровой глубины. Задача сама по себе сверхсложная, а ее нужно было выполнить, не привлекая внимания СССР, который уж наверняка не позволил бы украсть лодку. Это практически невозможно, но ведь каков приз — системы навигации и связи, шифровальное оборудование, наконец, ракеты с ядерными боеголовками. Настоящий Клондайк для шпионов.

На помощь ЦРУ пришел Говард Хьюз, обладатель первого состояния в США, миллиардер, прославившийся на весь мир своей эксцентричностью. Он пустил дезу, что намерен заняться поиском железомарганцевой руды на океанском дне. Вера в предпринимательский гений Хьюза была так велика, что океанская геологоразведка стала модной темой в бизнес-кругах. На самом деле ничем подобным Хьюз заниматься не собирался: он заложил на верфях два корабля по проекту ЦРУ. Первое лишь внешне напоминало обычный бурильщик: под кормой располагался потайной бассейн. В нем пряталось второе судно — самоходный док, оборудованный клещами-захватами. Он должен был опуститься на дно и поднять советскую подлодку.

В 2010 году ЦРУ рассекретило итоги операции, она оказалась не самой удачной. Лодка сильно фрагментировалась, так что на поверхность удалось поднять только 12-метровый кусок корпуса. Однако советское ядерное оружие американцы заполучили. Стоимость операции, названной «Азориан», составила $4 млрд, кстати, вдвое больше состояния Говарда Хьюза.

Советский Союз также не чурался возможности заполучить американское «железо». В 1966 году в итальянское посольство СССР наведался необычный посетитель, буквально с порога предложивший купить у него какие-нибудь промышленные изделия, запрещенные к экспорту в Союз. Это был глава солидной инженерно-строительный фирмы Манфред Раммингер, хорошо известный в европейских деловых кругах. Его фирма переживала не лучшие времена, а жить Раммингер привык на широкую ногу. После множества проверок и согласований с Москвой было решено наладить с бизнесменом осторожное сотрудничество.

Но Раммингеру были не по душе проволочки и шпионская бюрократия. Узнав от своего друга-летчика, также отчаянно нуждавшегося в деньгах, что на базу в Нейбурге прибыла партия секретных американских ракет Sidewinder, Раммингер решил выкрасть одну. Все было совершено с душераздирающим простодушием: проникнув ночью на территорию склада, бизнесмен со своим сообщником вынесли ракету на руках, погрузили в припаркованный в отдалении грузовик и увезли. Кстати, по дороге грузовик сломался, так что похитителям пришлось втиснуть Sidewinder в «Мерседес» Раммингера, куда она полностью не помещалась, и ее замотали в пальто. Немецкая пресса была просто в ужасе от произошедшего.

Дома, разобрав ракету, Раммингер упаковал ее в коробки и отправил в Советский Союз обычной посылкой без таможенного досмотра — на почте у него связи были. Позже таким же невероятным образом бизнесмен украдет для СССР аэронавигационные приборы — прямо с технической выставки, из-под стекла. В 1968 году Раммингер будет разоблачен, а в 1977-м после отбывания тюремного срока застрелен неизвестными.

Новости партнеров