Скованные одной цепью. Подорожают ли товары после маркировки

Фото Robert Galbraith / REUTERS
В России в тестовом режиме заработала система сквозного контроля и отслеживания движения товаров. Что это означает для бизнеса: снижение административной нагрузки или дополнительные затраты?

Цифровая революция претворила в жизнь мечту всех стран с крупным товарооборотом: система полного контроля цепочки перемещения товаров от производства до прилавка стала реальностью. Прозрачная и доступная властям, потребителю и бизнесу система способна заблокировать потоки контрафакта, снизить серый импорт и не оставляет места для коррупции. Работа ведется сразу по всем фронтам: создаются национальные системы, и параллельно дружественные страны замыкают эти цепочки в наднациональные системы.

В России в пилотном режиме система заработает в ближайшие полгода, а на рассмотрение в Госдуме уже лежит соглашение об интеграции России в систему прослеживаемости стран ЕАЭС. Как это часто бывает, чтобы устремиться в светлое будущее, нужно для начала сбросить груз прошлого. В частности, разобраться с системой классификации товаров, которая сегодня представляет из себя запутанный клубок разных подходов.

В России подготовка системы прослеживаемости товаров проходила в форсированном режиме — выход на пилотный режим работы занял два года. Это потребовало политической воли и объединения налоговой и таможенной служб под крышей Минфина для ускорения интеграции данных двух главных фискальных ведомств страны. Дальше — дело техники. Один из ключевых элементов системы — маркировка товаров — для нашей страны уже давно не является новинкой. Например, алкогольную продукцию Россия маркирует акцизными марками еще с 2006 года через автоматизированную систему ЕГАИС, ведя учет объема производства и оборота алкоголя. С 2016 года в рамках работы над системой прослеживания правительство начало запускать пилотные проекты по маркировке товаров современными методами — радиочастотными метками.

Первопроходцами стали товары из меха, на долю которых приходилась существенная доля серого товарооборота. Несмотря на технические сложности, которые возникли в самом начале, «пилот» сработал: легальный оборот вырос почти в 10 раз.

Спустя год, в мае 2017-го, стартовал второй проект — маркировка лекарственных препаратов. В ходе работы вскрылись правонарушения на сумму свыше 500 млн рублей, а итогом «пилота» стало создание реестра лицензированных медицинско-фармацевтических организаций.

В мае 2018 года правительство России обнародовало уже целый список товаров, которые со следующего года подвергнутся обязательной маркировке. В список вошли табачные изделия, обувь, одежда, фотоаппараты, парфюмерия, постельное и кухонное белье. Первыми из списка пойдут табачные изделия и обувь, то есть наиболее рисковые товары с точки зрения контрафакта и серого импорта. В будущем планируется существенное расширение списка вплоть до мяса. Система будет отслеживать процесс производства мяса, учитывать особенности корма и антибиотиков. Все это позволит определять себестоимость товара и его происхождение.

Наднациональный подход

Одновременно с этим на площадке ЕАЭС активно велась работа над созданием наднационального подхода в маркировке товаров. Конечная цель та же — создание прозрачной системы движения товаров среди стран — участников союза. В Госдуму России недавно вынесли законопроект о ратификации соглашения о маркировке товаров в рамках ЕАЭС. В проекте зафиксированы обязательные для пяти стран категории товаров, подлежащих маркировке, а также сам порядок маркировки.

Чтобы эта система заработала, страны-участники должны будут объединить базы данных национальных таможенных органов, а также провести интеграцию с другими заинтересованными ведомствами, в первую очередь — с налоговыми службами. Вторая часть задачи — привести системы учета к единому функционалу.

Особенности российской маркировки

Европейский союз для прослеживаемости товаров тоже использует инструменты маркировки. Особое внимание европейцы уделяют продовольственной продукции — в приоритете пищевая безопасность потребителей. В России же упор делается на группы товаров с большой величиной нелегального оборота, а требования к маркировке товаров зачастую формируют более узкие группы участников рынка. Крупные розничные сети вырабатывают свои системы спецификации, поэтому одни и те же товары у разных ретейлеров могут маркироваться по-разному.

Поэтому строгая стандартизация, за которую могут ратовать потребители и государство, вызывает сомнения со стороны бизнеса. Многие опасаются того, что соглашение о маркировке с повсеместным расширением категорий товаров и общими требованиями к процессу приведут к значительным затратам. А эти затраты в итоге лягут на плечи конечного потребителя. Оборудование для маркировки, равно как и программное обеспечение для интеграции с автоматизированной информационной системой, потребует от компаний ощутимых инвестиций. А для малого и среднего бизнеса они могут оказаться вполне внушительными. Представители российских ведомств, в свою очередь, уверяют, что роста конечной стоимости либо не будет, либо он будет незначительным.

Общий знаменатель

Вопрос создания прозрачной системы с помощью маркировки сложнее, чем кажется на первый взгляд. Несмотря на успехи маркировки радичастотными датчиками, у нас есть определенные проблемы, уходящие корнями в прошлое. После развала Советского Союза со строгой номенклатурой наш свободный развивающийся рынок не успел создать собственную систему классификации товаров. Сегодня у нас существует множество классификаторов — ТН ВЭД (товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза), общероссийский классификатор, отраслевые классификаторы. Они описывают одни и те же товары по-разному. Причем чем сложнее товар, тем больше нюансов возникает даже в случае небольших модификаций, например при классификации 3G-модуля или адаптера для Wi-Fi. В этом непросто разобраться даже российским специалистам, не говоря уже о попытке интегрироваться в международную систему. Это подводит нас к потребности создания единого классификатора, и пока этот вопрос не будет однозначно решен, мы вряд ли сможем двигаться дальше.

В странах Европейского союза четко выработанная система стандартов уже давно используется как механизм защиты внутреннего рынка и инструмент конкурентной борьбы с товарами иностранного производства. Наличие жестких стандартов позволяет однозначно понять, что за товар производится, каким способом изготавливается и каким требованиям он соответствует. Протекционистская политика, реализуемая через усиление нетарифных барьеров, решает вопросы, связанные с контролем качества продукции, поставляемой из-за рубежа. Поставщику продукции приходится доказывать соответствие импортируемых товаров национальным требованиям, получать определенные сертификаты соответствия.

Новости партнеров