Островитянин. Как Александр Верховский стал рыбопромышленным магнатом

Лососевая путина на Южных Курилах длится с июля по сентябрь. За это время здесь вылавливают 35 000 т рыбы. Фото AFP / East News
Его называют хозяином Курил, но бизнес бывшего сенатора давно уже не ограничивается этими островами

Григорий Богила работает охранником: немолодой уже человек приезжает из Волгоградской области в Москву на вахту. Когда-то у него все было иначе. Еще в начале 1990-х годов Богила с двумя партнерами основал на Курилах компанию «Гидрострой», которую Forbes сейчас оценивает в $900 млн. Семь лет назад Богила пытался вернуть свою долю в компании, но владелец «Гидростроя» Александр Верховский лихо отбил все его действия, и бывший партнер остался ни с чем. Верховского называют хозяином Курил, но бизнес бывшего сенатора (его полномочия в Совете Федерации истекли в октябре 2017 года) давно уже не ограничивается этими островами. В июле 2018 года структуры предпринимателя за $400 млн купили у семьи губернатора Сахалинской области Олега Кожемяко Преображенскую базу тралового флота (ПБТФ), и теперь «Гидрострой» по объемам квот на вылов стал второй рыболовной компанией России.

Как небольшая фирма с острова Итуруп стала рыбопромышленным гигантом?

Остров «Гидрострой»

22 августа 2015 года на Итуруп прилетел премьер-министр Дмитрий Медведев. После осмотра новенького аэропорта острова с населением 6000 человек глава правительства в сопровождении московских и сахалинских чиновников отправился в поселок Китовый, где был построен порт с глубоководным пирсом, морским вокзалом и современным рыбоперерабатывающим комплексом мощностью 500 т в сутки. Впечатляющих размеров объект премьер-министру представлял губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко. «Современное здесь все абсолютно, — оценил Медведев. — Программу-то будем продолжать?» И тут же получил утвердительный ответ губернатора Сахалина: «Конечно!» Речь шла о финансировании Курил из федерального бюджета. Стоящий за их спинами сенатор Верховский на этот диалог никак не отреагировал, хотя именно его бизнес крепко связан с освоением бюджетных средств. По Федеральной целевой программе (ФЦП) «Социально-экономическое развитие Курильских островов на 2007–2015 годы» было выделено 20 млрд рублей. За 12 дней до поездки на Итуруп, 10 августа 2015-го, Медведев утвердил новую ФЦП развития Курил на 2016–2025 годы с объемом финансирования 70 млрд рублей (в октябре 2017 года сумма была увеличена до 80,9 млрд рублей).

Александр Верховский (справа) и генеральный директор «Гидростроя» Юрий Светликов.

Кортеж Дмитрия Медведева передвигался по Итурупу по дорогам и мостам, построенным «Гидростроем» Верховского. И куда бы ни приехал премьер для осмотра новых объектов — в аэропорт, школу, детский сад, больницу, культурно-спортивный центр, на геотермальную электростанцию, пожарную станцию, — все это тоже возвел «Гидрострой». Из всех выделенных на развитие Курил бюджетных средств компании Александра Верховского, по самым скромным оценкам, освоили четверть.

«На Курилах очень сложно провести черту, где государственный интерес, а где частный, на островах все может развиваться только в партнерстве, — считает Александр Савельев, руководитель Информационного агентства по рыболовству. — Строительство и обслуживание дорог — это «Гидрострой», порт — «Гидрострой», строительство аэропорта — «Гидрострой», гостиницы — «Гидрострой». Кого-то, может быть, и душит зависть, однако почему компания должна строить все это исключительно на собственные деньги? Это как раз яркий пример частно-государственного партнерства».

Площадку для проведения Всероссийского молодежного форума «Итуруп» тоже готовили строители «Гидростроя». «Первый раз я сюда попал совсем недавно, здесь все выглядело иначе, — делился с молодежью Дмитрий Медведев. — Чтобы вы понимали: здесь не было ни километра асфальтовых дорог. Рассчитываю, что хотя бы часть из вас вернется сюда работать». В тот же день МИД Японии в связи с визитом Медведева на Итуруп заявил российскому послу официальный протест. «Этот поступок ранит чувства жителей Японии, которые хотят возвращения этих территорий», — прокомментировали в японском МИДе. Япония считает острова Итуруп, Шикотан, Кунашир и Хобомаи своими и ставит их возвращение главным условием заключения мирного договора с Россией.

В начале 1990-х годов по инициативе Японии была запущена программа безвизовых обменов японских граждан и жителей Курильских островов, что должно было создать условия для возврата спорных территорий. В составе организованных групп японцы посещали на Курилах могилы предков, а россияне знакомились с благами развитой экономики и получали гуманитарную помощь. На Итурупе, например, японцы построили электростанцию, поликлинику. По замыслу японцев, русское население островов должно было прийти к пониманию, что будущее у Курил есть только в составе Японии.

В 1998 году Борис Ельцин отправил на Курилы своего пресс-секретаря Сергея Ястржембского успокоить островитян, встревоженных слухами о скором возврате островов Японии. «Я оказался на Курилах впервые и был буквально сражен увиденным — жизнь на островах еле теплилась, — описывал Ястржембский свою поездку. — На Итурупе повсюду были видны знаки беды: заколоченные окна брошенных домов, ржавые каркасы отслуживших свое рыболовецких траулеров, плохо одетые люди. Островитяне на всех встречах просили, требовали, заклинали федеральный центр дать им только одно — подъемные деньги, чтобы навсегда покинуть Курилы».

Исполнительный директор Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров Игорь Карпман с 2001 по 2006 год возглавлял Курильский городской округ. Он вспоминает, что японцы были в то время очень активы. «Японцы нас буквально засыпали печатными материалами, говорили о совместном проживании и развитии, а конкретно, когда спрашиваешь, то узнаешь, что у них в планах свои органы власти, бюджет, клиники только для японцев, даже парикмахерские свои — только для японцев», — рассказывает он.

В итоге небольшую поликлинику для жителей Итурупа японцы все же соорудили, говорит Карпман, а полноценную больницу из пяти корпусов на средства федеральной целевой программы в 2009 году построил «Гидрострой». Создание «Гидростроем» транспортной инфраструктуры и строительство социальных объектов на Курилах якобы стало причиной, по которой Верховскому было отказано в получении японской визы. «Именно из-за «Гидростроя» люди укрепляются во мнении, что на Итурупе можно жить и работать», — говорит один из его знакомых.

Первое партнерство

История «Гидростроя» началась в 1991 году со встречи Григория Богилы, Александра Верховского и Сергея Грязнова. Богила с 1984 года руководил на Итурупе муниципальной акционерной фирмой и был депутатом районного совета, а к началу 1990-х годов у него уже были самые крупные рыболовецкие участки на острове. Верховский — военный строитель — служил на Итурупе с 1984 по 1989 год, потом его перевели в Ленинград, где в 1991 году он уволился из армии в звании подполковника и почти сразу же вернулся на остров. У Грязнова был небольшой бизнес в Курильске — главном населенном пункте Итурупа. Верховский и Грязнов предложили Богиле совместно развивать рыболовецкое предприятие, и он согласился.

«Открыли предприятие, я передал ему участки, которые давали 20 000 т красной рыбы в год, — вспоминает Богила. — Верховский стал генеральным директором, а мы с Грязновым — его заместителями». В новой компании будущий «хозяин Курил» получил 40%, а два его партнера — по 30%. Первым проектом компании стало строительство цеха по производству замороженной рыбы в поселке Рейдово на берегу Охотского моря. Верховский перегнал туда купленную за копейки, списанную военными строительную технику и перевез ранее служивших под его началом военных строителей, которые согласились перейти на работу в новую компанию.

«У нас в Союзе как рыбу делали? Ловили, солили, и в бочку ее — вот и вся нехитрая операция, — вспоминал в одном из интервью Грязнов. — Технология доисторического периода. Только у нас в стране так поступали. А кому она нужна — соленая рыба? Ну кому-то, конечно, нужна, но возможности ее использования очень ограничены. Во всем цивилизованном мире рыба идет в первую очередь на заморозку. Затем помещается в вакуумную упаковку и отправляется к потребителю в том виде, в котором она наиболее востребована, например, как филе. Вот и мы пошли по этому пути».

Построенное партнерами перерабатывающее предприятие на площадке с уже готовыми инженерными коммуникациями, по словам Грязнова, уже тогда было примером частно-государственного партнерства. В дальнейшем предприятие так и работало: строило свои комплексы по переработке рыбы, за счет государства подводило к ним дороги и создавало инфраструктуру.

Три крупных Курильских острова имеют разную промысловую специализацию. Самый ближний к Японии Кунашир с более мягким климатом — это морские ежи, крабы, трепанги и креветки, Шикотан — сайра, Итуруп со своими озерами и реками — лососевые и прибрежное рыболовство. Путина на Итурупе длится с июля по сентябрь, когда лосось возвращается в родные реки для нереста. На пути в нерестилища рыбу перехватывают неводами с маломерных судов и отправляют на переработку. Первые годы для «Гидростроя» были удачными, заработок измерялся миллионами долларов, по словам Григория Богилы, прибыль вкладывали в производство. «Самые дорогие неводы были у нас», — вспоминает он.

Богила отвечал в компании за продажу рыбы за границу, Грязнов — за реализацию продукции в России и снабжение, на Верховском было общее руководство. Но через пару лет партнерство распалось. «Когда вышли на Японию, Богила некрасиво себя повел, что-то с финансами было, — рассказывает бывший глава администрации поселка Буревестник Валентин Новоселов. — И они с ним расстались». Богила говорит, что партнеры вдвоем выкинули его из бизнеса. Он покинул Итуруп в 1994 году и занялся небольшим семейным делом в Волгоградской области. В Сахалинскую область он прилетел в 2010 году, продав ради этой поездки последний «Камаз» своей компании. К тому времени Верховский с Грязновым поссорились, и последнего, по рассказам его знакомых, просто перестали пускать на объекты «Гидростроя». Грязнов решил привлечь на свою сторону Богилу, пообещав восстановить его в правах на долю в «Гидрострое». С Сергеем Грязновым Forbes связаться не удалось.

Уже тогда на кону стояло целое состояние. В 2007 году «Гидрострой» приобрел группу «Пиленга» с собственным океаническим флотом, к 2010 году открыл собственный банк «Итуруп», построил и запустил на острове два рыбоперерабатывающих завода мощностью переработки 900 т рыбы в сутки и по одному предприятию на Шикотане (300 т в сутки) и Сахалине (200 т в сутки). План Грязнова не сработал, доказать через суд, что Богила может претендовать на долю в компании, не удалось. Вскоре и сам Грязнов перестал быть партнером Верховского. Знакомый Александра Верховского говорит, что с бывшими партнерами он договорился. Грязнов сейчас живет в городе Белореченск Краснодарского края и владеет компанией «Базальт», которая добывает инертные материалы для строительства. В июле 2016 года Грязнов, в отличие от Григория Богилы, был приглашен на празднование 25-летия «Гидростроя».

Богатый промысел

Разрешив спор с бывшими партнерами, Александр Верховский пошел во власть, 25 октября 2012 года он стал представителем Сахалинской области в Совете Федерации. На Сахалин «Гидрострой» пришел в 2008 году, предложив программу оздоровления обанкротившегося «Рыболовецкого колхоза имени Кирова». Компания Верховского рассчиталась с долгами колхоза, провела модернизацию и запустила производство по переработке рыбы — 200 т в сутки. В Совете Федерации Верховский лоббировал интересы рыбопромышленников. Второго июля 2013 года были приняты поправки в федеральный закон об аквакультуре (рыбоводстве), которые продвигал сахалинский сенатор. Поправки, касающиеся прибрежного рыболовства, позволили рыбакам Сахалина и Курил дополнительно вылавливать около 100 000 т рыбы. В апреле 2015 года руководство «Гидростроя» начало переговоры о покупке одной из старейших на Сахалине рыбопромышленных компаний — «Тунайчи», которая шла ко дну из-за конфликта акционеров. По словам одного из совладельцев, Сергея Киреева, уже была проведена оценка компании. «Даже договор составили, они были готовы купить «Тунайчу» за $65 млн», — рассказывает он. Но в итоге покупатель передумал, и сделка не состоялась.

С 2009 года «Гидрострой» активно развивает аквакультуру, строя на Итурупе и Сахалине рыбоводные заводы, ежегодно компания выращивает 350 млн мальков кеты и горбуши — это более трети искусственного воспроизводства тихоокеанских лососей в России. Искусственное выращивание молоди кеты и горбуши значительно увеличивает объемы возврата рыбы на нерестилища. Еще одной существенной добавкой к общему объему вылова являются так называемые РУЗы — рыбоучетные заграждения на реке на пути рыбы к нерестилищам рыбоводных заводов. Специальная комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб определяет, сколько рыбы вошло в нерестилища, и в случае его заполнения, чтобы избежать замора рыбы от недостатка кислорода, реку перегораживают РУЗами, перед которыми набивается «лишняя» рыба так, что ее можно черпать экскаваторами. «Если рыба массово зайдет, кислород понизится, и десятки тонн ее лягут на дно. Реку несколько лет потом возрождать придется», — объясняет Игорь Карпман.

В конце 2016 года стало известно, что «Гидрострой» готовится к куда более серьезной покупке, чем «Тунайча», — Преображенской базы тралового флота, принадлежащей семье губернатора Сахалинской области Олега Кожемяко. Сделка стоимостью $400 млн была закрыта 5 июля 2018 года, с этого дня, получив квоты ПБТФ на вылов 150 000 т рыбы, «Гидрострой» стал вторым по величине рыбодобывающим предприятием России с квотами на вылов почти 427 000 т рыбы (чуть больше только у компании «Норебо» Виталия Орлова — 437 000 т).

Московский офис «Гидростроя» расположен рядом с Федеральным агентством по рыболовству на Рождественском бульваре. Верховский в июле 2018 года одет по погоде: джинсы, легкая летняя рубашка и шлепанцы. Рассказывает о компании охотно, но под запись говорить отказывается. Верховский спешит завершить все дела в Москве и уехать в отпуск. Он может расслабиться. Лососевая путина на Дальнем Востоке в 2018 году обещает быть рекордной, океанический флот объединенной компании превысил три десятка судов (не считая маломерных судов прибрежного рыболовства), с покупкой ПБТФ у «Гидростроя» появились квоты на вылов самого желанного для любой рыбодобывающей компании продукта — краба. С государственно-частным партнерством тоже все хорошо. В июне 2018 года министр экономического развития Сахалинской области Алексей Успенский заявил, что правительство области продолжает работу по привлечению инвесторов на территорию опережающего социально-экономического развития. Одним из возможных инвесторов для Курил был назван «Гидрострой». На курильской территории планируется реализовать 22 проекта общей стоимостью более 19,3 млрд рублей, из них 7 млрд рублей инвестирует государcтво.

Новости партнеров