Ниндзя против Запада

Противоречивые, но наводящие на странный политический вывод впечатления вызвал фильм «Ниндзя-убийца». В Америке он появился в прошлую пятницу, у нас выйдет на этой неделе, 3 декабря.

Несмотря на название, напоминающее о третьесортных боевиках, фильм — голливудский. Сделан Warner Bros., спродюсирован акулой кинобизнеса Джоэлом Сильвером, за спиной которого все «Смертельные оружия» и «Матрицы» и почти все «Крепкие орешки». Вдохновителями проекта и сопродюсерами Сильвера стали братья Вачовски. Именно они пригласили поставить картину своего протеже Джеймса Мактига, который работал у них вторым режиссером на съемках «Матриц», а в 2005-м снял по их сценарию «V как вендетту» с Натали Портман. И вот это очень интересно. Тут есть о чем напомнить.

Большинству кинематографистов, даже голливудских, свойственны левые в западном понимании взгляды. Они любят большие гонорары, но ненавидят капитализм с его социальным неравенством и, разумеется, все формы тоталитаризма, давления на личность со стороны государства. Поэтому в киномоду в последние годы вошли реальные персоны 1960-1980-х, которых официально именовали врагами общества №1: революционеры, идейные грабители, европейские террористы. Их можно увидеть в «Команданте», «Че Гевара: дневник мотоциклиста», «Че», «Враге государства», «Комплексе Баадер-Майнхоф». Вачовски и Мактиг не снимали картин про реальных террористов. Но они как законченные либералы делали антиутопии об опасности тоталитарного будущего. В итоге именно их «V как вендетту» можно счесть самым громким в истории кино гимном революционному террору. В финале героиня Портман ради торжества свободы и личности взрывает весь офисно-правительственный (ставший в будущем фашистским) Лондон с его Парламентом и Биг-Беном.

Но если «V как вендетта» — в политическом смысле крайне левое кино, то «Ниндзя-убийца» — крайне правое.

По виду это кровавый гиньоль, в котором ниндзя непрерывно отрубают головы и конечности спецназу, простым гражданам и друг другу. Одна из кровавых разборок — привет Виму Вендерсу и его «Небу над Берлином» — происходит на берлинской площади Гроссер-Штерн под памятником с легендарным золотым ангелом на вершине колонны. Консультанты режиссера по дракам утверждают в пресс-релизах фильма, будто ставили перед собой одну-единственную задачу: вернуть в Голливуд жанр martial arts, картин про боевые искусства.

Но смотришь — и ощущаешь, что все не так просто. Мечи мечами, сюрикены (это метательные звезды ниндзя) сюрикенами, но фильм в какой-то момент начинает походить не на развлекательное, а на актуальное политическое кино — доказывать, будто тайные кланы убийц-ниндзя существуют на самом деле, выполняют политические заказы по всему миру и т. д.

Вы скажете: это все игра на публику, обожающую теории загавора. ОК, будем считать, что это всего лишь игра. Но то, что «Ниндзя-убийца» содержит в себе четкое послание зрителю, отрицать трудно.

Тут мы вернемся к безумной кровавости фильма, потому что именно в ней — ключ к смыслу. Когда умеющие слиться с тьмой ниндзя неожиданно атакуют — сверху, со всех сторон — беспомощных солдат, которые (несмотря на полную боевую выкладку) только и способны, что слепо палить во все стороны, и не просто убивают этих солдат, а разрывают в клочья, совершенно очевидно, с кем ассоциируют своих ниндзя Мактиг и стоящие за ним Вачовски. Это в точности атака Чужих из «Чужих» и Хищников из «Хищников». Большое кино впервые за долгие годы объявляет, что человечество делится на людей и чужих. Люди в фильме — это представители западной цивилизации, к которым относят и нас (экс-агент КГБ пытался проникнуть в тайны ниндзя — и его тоже убили). Чужие — не то чтобы представители какой-то расы или нации (в кланах ниндзя из фильма — дань политкорректности — можно найти всех). Но уж точно — агенты некой другой цивилизации. Стоит напомнить, что чужой (alien, в средневековом понимании слова) — синоним дьявола.

Не знаю, можно ли на основании одного-единственного фильма делать глобальные выводы. Но изменение мышления западных кинолеваков в данном случае налицо. В 1980-1990-е на Западе правила бал политкорректность, смысл которой сводился к вполне советской идеологической формулировке: все люди — братья. Теперь вчерашние либералы Мактиг с Вачовски утверждают: нет, не все люди — братья. Ты-то будешь считать, что все тебе братья. А кто-то тебя в ответ — сюрикеном. А кто-то (уж рискнем дополнить логику Мактига) — демонстрацией против праздника Рождества, потому что он оскорбляет чувства адептов других религий. Причем единственной силой, способной противостоять чужим, в «Ниндзе-убийце» оказывается то, против чего Вачовски и Мактиг так горячо выступали и в «Марицах», и в «V как вендетте», — система контроля, власти, государства.

Новость: Швейцария запретила строительство минаретов. Что-то, однако, на Западе происходит.

Новости партнеров