Такие у нас теперь Холмсы

Фото Silver Pictures
Холмс Дауни-младшего и Холмс Ливанова не настолько противоречат друг другу, как кажется на первый взгляд

«Шерлок Холмс» вновь входящего в моду английского режиссера Гая Ричи, хотя и стартовал в Америке с места в карьер (больше $60 млн за первые три дня проката), несколько напряг тамошних зрителей с культурным багажом. А наших, из числа тех, кто читал Конан Дойля и пойдет на фильм Ричи в новогодние каникулы, и вовсе способен шокировать. Они ведь не только читали, но и по многу раз смотрели — любимые фильмы Игоря Масленникова с Василием Ливановым и Виталием Соломиным. У наших зрителей сложился канонический образ настоящего Холмса. Наиболее мягкой реакцией будет, наверное, та, которую продемонстрировала известная поэтесса и звезда авторской песни, сказавшая мне на выходе из зала: «Фильм мне, конечно, понравился. Но я слегка обижена за Холмса. Я ведь подлинная дойлистка и холмсистка».

Что и говорить: даже сам по себе выбор на роль Холмса Роберта Дауни-мл. — это чистое хулиганство. Только представьте себе: Холмса играет актер, внешность которого позволяла ему воплощать на экране Чарлза Спенсера Чаплина! Мы привыкли к истинному английскому джентльмену (да что там джентльмену — аристократу!) с лицом Ливанова. А тут — какой к черту аристократ! Актер, обладающий в Голливуде репутацией бузотера, в соответствии с первоисточником (а фильм, напомню, снят не по оригинальным сочинениям Конан Дойля, а по комиксам про Холмса и Ватсона, сочиненным одним из продюсеров фильмов про Гарри Поттера Лайонелом Вигремом) изображает такого же бузотера, забияку, которому в удовольствие драться на подпольном ринге, а потом, покидая поверженного соперника, прихватить чужую бутылку вина и хлебнуть прямо из горла. Еще Холмс Дауни-младшего связывается с международной авантюристской Ирен Адлер, но тоже не как связывался у Конан Дойля с Масленниковым. После одной такой встречи горничная отеля застает его голым и прикованным наручниками к спинке кровати. Причинное место накрыто подушечкой. В ответ на вопль ужаса, изданный горничной, Холмс, обаятельно улыбаясь — уж в обаянии-то Дауни-мл. не откажешь, — говорит: «Мадам, вы меня извините, но ключ к моей свободе (имеется в виду от наручников. — Ю. Г.) находится под этой подушкой».

Тут мы на минутку уйдем в сторону, чтобы заметить: фильм сделан очень хитроумно. Неджентльменство Холмса — кажущееся. Когда надо, он джентльмен. Там есть сцена в ресторане, где видно, что он умеет одеться как денди, носить дорогой костюм, ценить хорошую еду и редкое вино. Но все равно это не тот Холмс, к которому мы привыкли. Он постоянно бьет кого-то по морде, по ребрам, под дых — и получает в ответ. Палит из пистолета автоматными очередями. Вокруг него что-то постоянно взрывается и разлетается вдребезги. Ватсон, прячущий в тросточке длинный стилет, — его достойный компаньон: такой же отчаянный драчун и меткий стрелок. Вдобавок у нашего нового Холмса еще и некий ощутимый внутренний надлом, сдвиг по фазе, доставляющий ему неприятности. А у Ватсона свой порок: он игрок. Так что Холмс прячет от него деньги, а Ватсон в ответ — свои костюмы, потому что Холмс по житейской безалаберности их регулярно присваивает.

Так. Все, что может быть направлено вами против фильма, я вам подсказал. Теперь речь в защиту.

Самое поразительное, что фильм заслуживает звания интеллектуального. Причем интеллектуальной комедии. Перепалки Холмса с Ватсоном и Ирен Адлер на рекость остроумны — при этом замечательно переведены на русский.

Это очень культурный фильм. Ясно, что его делал именно англичанин, который знает и любит Лондон и все, что связано с его культурой и историей. Американец бы такой фильм не снял. Комикс комиксом, но Ричи показывает Лондон с немощеной проезжей частью и замызганными тротуарами.

Но самое интересное — другой, не такой, комиксовый, комический и т. д. Холмс Гая Ричи и Дауни-мл. все-таки имеет непосредственное отношение к Холмсу Конан Дойля — уж поверьте, я все детство зачитывался сочинениями про Холмса. Он только внешне другой. Но рискну утверждать, что глубинная верность характеру соблюдена безусловно. Холмс из фильма Ричи — такой же, как «настоящий Холмс», знаток всего, что относится к науке и криминалу. Он суперизобретатель. Он супернаблюдателен. Он рационалист до мозга костей, что и позволяет ему распутать сложное дело. При всей кажущейся загробности сюжета, при важной в фильме Ричи черной магии, при том, что преступник там восстает из мертвых, в финале торжествует материализм, в который Холмс верит как ни во что другое. Холмс, как и положено Холмсу, олицетворяет собой победу логики. Черная магия и ее разоблачение — это было сказано по другому поводу, но имеет отношение и к фильму Ричи.

Короче, Холмс Дауни-мл. и Холмс Ливанова не настолько противоречат друг другу, как кажется на первый взгляд. Гораздо больше противоречат им скучные сухопарые необаятельные педанты Холмсы из старых американских кино- и телеэкранизаций.

Поэтому нисколько не удивлюсь, если именно после такого фильма новое, не читавшее про Холмса поколение кинозрителей захочет узнать: а как там все описано у Конан Дойля?

Новости партнеров