О месте Януковича в пищевой цепочке российского премьера

Нынешний украинский президент питательнее Ющенко, хотя и не такой нежный, как Тимошенко

Робин Бобин Барабек

Скушал сорок человек,

И корову, и быка,

И кривого мясника

Веселая «английская песенка» Корнея Чуковского под названием «Как надо дразнить обжору» первой приходит в голову, когда слушаешь сообщение об очередном непомерно прозрачном высказывании премьер-министра РФ В. Путина:

«По его словам, украинская сторона «выкатила» непомерную сумму «$40-45 млрд за десять лет». «За эти деньги я бы съел вашего президента и премьер-министра вместе взятых, но не могу», — иронично заметил премьер РФ, добавив, что «за эти деньги несколько баз можно построить, но для нас главное — это развитие сотрудничества с Украиной».

Тот, кто подумает, что на премьер-министра РФ снова повлияла «атмосфэра» политического хамства, окружающая его итальянского коллегу Сильвио Берлускони, ошибется.

Еще больше ошибется тот, кто заговорит о виртуальном людоедстве «кровавой гебни». Людей у нас, кажется, не едят — не Европа. Мочат, травят, взрывают, но не едят.

Это метафора такая. Некоторые информагентства даже на всякий случай прокомментировали сообщение: «иронично заметил». А раз иронично, значит подтекст какой-то должен быть. Какой?

Что Виктор Янукович мужчина большой и питательный, это и так видно. Пусть не такой нежный, как Юлия Тимошенко, он все же питательнее, чем был предположительно отравленный диоксинами Виктор Ющенко. То есть сама готовность тем или иным образом съесть такого человека собеседнику В. В. Путина должна быть понятна. Собеседник может не соглашаться с формой высказывания, но в направлении метафорической пищевой цепочки никаких сомнений быть не должно.

И все же за кажущимся эмоциональным высказыванием премьер-министра Путина — вполне рациональная политическая теорема. 45 млрд за один Севастополь на четверть века — слишком дорого. За эти деньги уже не военные базы продавать надо, а президентские и премьерские полномочия на всей вверенной территории.

Слово «съесть» здесь термин не гастрономический (как бы питателен ни был свежеизбранный президент Янукович), а чисто бюрократический. В русском обиходе «съесть», например, начальника — значит добиться его отставки и самому сесть на его место. Поэтому слова Путина «съем вашего президента с премьер-министром в придачу» означают: «Да, сегодня вся ваша дэржава, друзья, этих 45 млрд долларов просто не стоит. И мы вас пока не покупаем — мы вам корму подсыпаем просто заботимся о вашем развитии».

Ведь премьер-министр РФ помнит продолжение песенки про Робина Бобина Барабека, который съел

...И телегу, и дугу,

И метлу, и кочергу,

Скушал церковь, скушал дом,

И кузницу с кузнецом,

А потом и говорит:

... «Съел бы, но не могу».

Тут свое-то не получается переварить: все эти пропахшие икрой, порохом и керосином северокавказские метлы и кочерги. Как ни крути, но обратно в чрево исторической родины не торопятся забираться даже близлежащие белорусские телега с дугой.

Новый теоретический вывод Владимира Путина из невозможности проглотить Украину — помогать этой стране в развитии — отличается здравым постколониальным расчетом. Как жаль, что Робин Бобин Барабек скушал сорок человек.

Новости партнеров