Кому свобода противопоказана

Яна Яковлева Forbes Contributor
Истеричная кампания по освобождению мошенника Грабового — удар по президенту и бизнесменам

Масштабы медиаатаки на читателей-слушателей-зрителей впечатляют. Корреспондентка одного издания написала: «У ворот колонии уже стали собираться журналисты со всей страны, чтобы увидеть, как выпускают мошенника». Два дня как по одной команде представители всех центральных каналов дежурили у ворот колонии. Вспоминали историю афер Грабового, гадали: выпустят или нет. Словно все СМИ страны получили один пресс-релиз с сенсационной информацией: Грабовой выходит по УДО на свободу. Чем так важна эта информация для общества? В чем новость? Дикторы центральных каналов, с георгиевскими ленточками на пиджаках, плюс ленточка сбоку на экране, подробно вспоминали историю этого человека. Прокуроры рассказывали, как себя вел Грабовой в колонии. Очевидный плюс: зрители узнали, как получить УДО. Нужно аккуратно застилать постель, активно участвовать в тюремной общественной жизни, нужно иметь поощрения от администрации, делать поделки и сдавать их на конкурсы. Это, как объяснили нам с экранов прокуроры, наилучший путь к исправлению.

Трудно найти более неприятный образ, чем Грабовой. Ярлык «мошенник» здесь как нельзя кстати. Он спекулировал на святом — на погибших детях Беслана. Плохой человек. За кадром угадывался посыл зрителю: смотри, какие люди сидят в тюрьме. Подумай, а ты хочешь, чтобы они были на свободе? Нужна ли такая гуманизация и либерализация, если на свободу выходят такие типы?

Эта массированная кампания словно ответ президенту Медведеву на его действия по реформированию уголовно-правоохранительно-исправительной системы. Обществу не нравятся мошенники. Народ не понимает этой гуманизации и не одобряет.

Возможно, кому-то не нравится, что слишком много и открыто стали писать в последнее время СМИ о коррупции, о необходимости реформы МВД, о рейдерских захватах, которые, кстати, не обходятся без посадок по статье 159 УК «Мошенничество». Таковым, по нашему законодательству, называется любой, кто имел умысел на хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана. Под ярлык «мошенник» слишком легко попадает любой предприниматель. Около 30 000 ежегодно осуждаемых по этой статье заполняет зоны. Некоторые умирают, не получив медицинской помощи, столкнувшись с жестокостью судей и следователей.

Видя это, президент постоянно вмешивается в уголовную систему, меняет людей, законодательство. Благодаря последним поправкам Медведева экономические обвиняемые и осужденные сейчас начинают выходить на свободу. Интерес СМИ к этой теме большой — таких резких поправок не было никогда.

Неведомый составитель пресс-релиза понимает, что надо действовать на опережение, пока СМИ сами в порыве освещения процесса гуманизации не показали выход из тюрьмы обычного бизнесмена, отсидевшего по статье «Мошенничество». Что бы он мог рассказать им у ворот колонии? Про отобранный завод, про исчезнувшую собственность, про разоренный бизнес? Пусть журналисты лучше ждут у ворот понятного человека. Настоящего мошенника, рассказ которого не опасен. А для формирования общественного мнения против гуманизации и либерализации просто полезен.

А Грабового так и не выпустили. В порыве пиара забыли про прокуратуру, которая посчитала, что он не «достиг высокой степени исправления и свобода ему противопоказана».

Новости партнеров