Приговор: два года без интернета | Forbes.ru
$58.98
69.37
ММВБ2153.46
BRENT63.13
RTS1150.27
GOLD1284.52

Приговор: два года без интернета

читайте также
Хищение 1,3 млрд рублей: экс-главу ФСИН признали виновным по делу об электронных браслетах Михаил Фридман подал в суд на «Ведомости» +4 просмотров за сутки Марианна Максимовская назначена старшим вице-президентом Сбербанка +1 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» +1 просмотров за суткиВсе о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием +19 просмотров за суткиРазводной ключ: как может обогатить расставание с мужем Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах Субъект недоверия: чем заканчивались уголовные дела губернаторов Инвестиция или взятка: что известно об аресте губернатора Белых Brexit в переводе на русских Юрий Шефлер: в Лондоне с налогами будет еще лучше, чем раньше Жизнь после спорта: кто из бывших спортсменов стал политиком Анатолий Чубайс: «Я никогда не окажусь в списке Forbes» Верхняя и Нижняя Панама: 20 офшоров Федерального собрания По панамскому счету: почему законодатели не спешат закрывать свои офшоры Игорь Чайка: «В первую очередь это связано с принципиальной позицией моего папы и его должностью» Голод в городе: что происходит в Венесуэле Борис Титов: «Если мы дадим дорогу бедности, мы дадим захлопнуться двери к свободе на десятки лет»
Новости #Власть 02.06.2010 19:13

Приговор: два года без интернета

Алексей Козлов Forbes Contributor
Алексей Козлов: «Я очень хочу увидеть свой блог»

До ареста я был активным пользователем сети, практически все новости черпал оттуда. И вот уже два года я отрезан от интернета, читаю газеты и журналы. Но даже на расстоянии ощущается, как быстро меняется сеть. Традиционные СМИ вынуждены быть политкорректными (если выражаться мягко), тогда как интернет стал полноценным new media. Возможно, я несколько наивно выражаю свои мысли, ведь я имею довольно смутное представление о том, что в реальности здесь происходит.

Я никогда не видел своего блога и довольно долго не верил в его существование, думал, жена так пытается поднять настроение, но потом столкнулся с определенной реакцией на свои публикации со стороны руководителей разнообразных силовых ведомств, прежде всего ФСИН. Пожалуй, соглашусь с комментарием Яны Яковлевой, главы НП «Бизнес Солидарность», что интернет — это последнее место, где человек может апеллировать в свою защиту. Я прочитал это в газете «Ведомости».

Собственно, из газет и журналов я в основном и узнаю, что происходит в интернете. Понимаю, что он может объединять людей, как это было в случае с бойкотом бензоколонок «Лукойла». Во второй тетрадке «Ведомостей», которые я выписываю, публикуется информация о том, кто какие проекты в сети запускает, о развитии бизнеса в интернете. А на странице комментариев в первой тетради публикуются авторские колонки (как я понимаю, авторы выкладывают их на своих страничках в сети) и комментарии к событиям, которые редакция особо выделяет. Там я прочитал о том, как останавливали живым щитом преступника на МКАДе, о вице-президенте «Лукойла» (от столкновения с машиной которого погибли две замечательные женщины). «Русский Newsweek» много и подробно писал о синих ведерках. Потом в журнале «Автомобили» я прочитал колонку главреда об этих прекрасных ведерках. А месяц назад в «Русском Newsweek» был большой материал о блогосфере. Жена привозит газету F5 — говорит, на воле никому не нужную, кроме Прохорова, но в этой газете я нахожу много вещей, которые мне неизвестны: о каких-то флешмобах, о той жизни, которой живут нормальные люди. В Forbes есть страничка — что публикуют у них на сайте, плюс они много пишут в журнале о компьютерных технологиях.

В общем, по крупицам собираю информацию, что там происходит — то есть что происходит в реальной жизни. ТВ ведь для этого бесполезно, оно держит зрителя за медицинского идиота, а редакторы газет и журналов априори считают, что их читатель много времени проводит в сети.

На свободе я никогда не обращал внимания на интернет как на объект бизнеса, хотя лично знал людей, которые успешно этим занимались. А сейчас я вижу (правда, из печатных СМИ), сколько интересных бизнес-идей реализуется в проекты, и мне очень это интересно. Я прочитал о том, что ребята, которые переписали китайскую программу «Веселый фермер», очень неплохо смогли на этом заработать, сделав совместный проект с Vkontakte. А у нас в России, между прочим, осужденных и отсидевших куда как больше, чем развеселых фермеров, — по статистике, больше 10 млн человек — можно было сделать игру типа «Выжить в зоне», в нее многие играли бы профессионально. Шутка.

Очень много я узнаю о том, что происходит в интернете, от своей жены. Она рисует мне картинки, как выглядят те или другие сайты, которых я не видел, рассказывает о ярких персонажах блогосферы. Сразу скажу: она могла бы распечатать то, о чем рассказывает, но передать это мне нельзя. Идиотский, конечно, запрет, но он есть, а я стараюсь правил не нарушать — хотя бы потому, что очень хочу, чтобы правила и законы не нарушали в отношении меня. Зато я читаю прекрасную книгу о блогах, привезенную мне женой, Huffington Post Complete Guide to Blogging. Очень полезная вещь.

Когда я передавал ей свой дневник, я был уверен, что, даже если его опубликуют, вряд ли он будет кому-то интересен. Я писал его лично для нее, чтобы она поняла и увидела, что происходит там, внутри. Это глубоко личная вещь. На свободе я использовал интернет чисто потребительски и не ожидал, что с его помощью можно добиться каких-то изменений, какой-то реакции.

Я очень хочу увидеть свой блог.

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться