Связываем корпорации со стартапами

Евгений Либсон: «Первое, что я требую от врачей — выучить английский язык»

Профессор Евгений Либсон – специалист по диагностике онкологических заболеваний и пункционным биопсиям под контролем КТ Фото: Максим Новиков
Руководитель лучевой диагностики ЕМС, профессор, специалист по диагностике онкологических заболеваний и пункционным биопсиям под контролем КТ рассказал о том, как предотвратить рак, и почему в России мало врачей его специальности.

О работе
Моя работа делится на три направления. Первое – это лечебная практика. Я выполняю редкую для России процедуру – биопсию под контролем КТ (компьютерной томографии). Она настолько редкая, что в полисе ОМС нет для нее кода. Эта процедура позволяет провести забор материала для исследования из глубоко расположенных и труднодоступных опухолей, которые не видны на УЗИ. Второе направление – образовательная деятельность. По инициативе врачей ЕМС был создан институт постдипломного усовершенствования. Самая активная кафедра – кафедра лучевой диагностики. Мы читаем много лекций, проводим вебинары, разбираем сложные случаи, проводим консилиумы. Я стараюсь обеспечить своих врачей иностранной литературой. Плоды 5-летней работы уже заметны: в нашем отделении работают врачи, которые хотят учиться, развиваться, и не желают стоять на месте. Третий вид моей деятельности – административная. Я курирую работу всех отделений лучевой диагностики в ЕМС.


О проблемах образования
Одна из проблем российской медицины – нежелание совершенствоваться, когда врач добивается определенного карьерного успеха. За границей же люди не перестают учиться. Обучение в ординатуре в России длится 2 года, а на Западе – 5 лет. Там натаскивают людей каждый день, готовят врача-специалиста, который при этом работает и получает зарплату. Сейчас государство работает в этом направлении, в Москве вводится стандарт «Московский врач», который подразумевает повышенные требования к квалификации врача, что повлечет за собой дополнительную мотивацию к постоянному обучению и самосовершенствованию специалистов.
Подобная практика была введена в ЕМС несколько лет назад. Кроме того, каждую неделю мы проводим консилиумы, в которых участвуют врачи разных специальностей: рентгенологи, радиологи, онкологи, гистологи, урологи, хирурги. Мы обсуждаем сложные случаи, делимся опытом, коллективно принимаем решение о том, какое лечение будет наилучшим для пациента.

О медицинской школе ЕМС
Первое, что я требую от врачей — выучить английский язык. В ЕМС есть языковая школа, поэтому язык можно учить на месте. Мои врачи – все понимают и читают на английском.
Ко мне, в рамках обучающих программ, обычно приходят молодые врачи после первого года ординатуры. И у меня есть всего год, чтобы сделать из человека профессионала. Это очень короткий срок. Но за это время врачи здесь расцветают, потому что они все ребята талантливые и умные.


Об отношении пациентов
В России пациент приходит и спрашивает, какое у нас оборудование. Этот вопрос мне никогда не задавали ни в Великобритании, ни в Израиле, ни в США. А вот какой лечит врач – в России никто не спрашивает. Хотя проблема с обучением врачей в стране большая. Многие специалисты не знают английского, не читают литературу по специальности, не публикуются. Я сравниваю с тем, что я видел за границей.


О зарубежном и российском подходе
На Западе биопсию под контролем КТ делает рентгенолог. По российскому законодательству ее должен делать врач-хирург. Получается, что вместо того, чтобы сделать получасовую процедуру под местным наркозом, пациенту делают операцию под общей анестезией. В ЕМС биопсия – амбулаторная процедура. Я делаю ее под местным наркозом в присутствии хирурга. Она продолжается примерно 30 минут, и через несколько часов пациент выписывается.
Я больше 30 лет провожу малоинвазивные процедуры, сделал их порядка 10 тысяч. Такого опыта здесь ни у кого нет. Надеюсь, что к концу своей карьеры я подготовлю 4-5 врачей, которые будут развивать это направление.


О методах диагностики ЕМС
В ЕМС есть все методы диагностики онкологических заболеваний: от УЗИ, МРТ и КТ до ПЭТ/КТ (позитронно-эмиссионная томография, совмещенная с компьютерной томографией). Для России ПЭК/КТ – относительно новое направление, которое активно развивается последние 3-4 года. На Западе оно существует уже много лет. ПЭТ – незаменимый метод в диагностике онкологических заболеваний, он позволяет определить мельчайшие опухолевые очаги в организме, отследить их динамику и контролировать эффективность лечения.
В ЕМС мы пользуемся всеми методиками. Но важно знать, какая из них подойдет пациенту. Не всегда нужно использовать самые современные и сложные технологии для достижения простых целей.


О профилактике
Приехав в Россию, я думал, что уже все за свою жизнь повидал. Но меня ожидал сюрприз. Москва – гигантский город, куда приезжает лечиться много людей, поэтому количество сложных случаев огромное.
К нам часто обращаются пациенты, которые уже проходили лечение во многих клиниках. Русские люди терпеливые, они не обращаются к врачам до последнего. По этой причине очень много запущенных случаев.
В России, в отличие от Запада, пока не выстроена система ранней диагностики онкологических заболеваний. Спросите знакомых старше 50-ти, когда они в последний раз делали колоноскопию. Рак толстой кишки – одно из самых частных онкологических заболеваний. Но его достаточно просто предупредить. Нужно лишь после 50-ти один раз в пять лет проходить колоноскопию. Рак шейки матки тоже можно предотвратить. Достаточно взять мазок с шейки матки на обследование. Женщины не привыкли проходить скрининг рака молочной железы.
Единственный удачный проект — программа диагностики рака легких, здесь снимаю шляпу перед Департаментом здравоохранения Москвы. В стране, где курят почти поголовно, и где десятки тысяч людей умирают от рака легких, ранняя диагностика может снизить смертность на 20%. Это тысячи спасенных человеческих жизней.

Справка:

Опыт работы: в Израиле, в Великобритании, США.

1972 г. закончил Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова.

1974-1979 гг. прошел ординатуру по радиологической диагностике (Медицинский центр «Шаарей Цедек», Иерусалим, Израиль).

1985 г. был внештатным научным сотрудником госпиталя «Royal Marsden» и Института рака в Саттоне (Англия).
Занимал должность профессора радиологии в больнице «Хадасса». Руководил департаментом радиологической диагностики данной клиники до 2012 года.

1996 — 2006 гг. занимал должность профессора радиологии на кафедре радиологии Университетского госпиталя Томаса Джефферсона (Филадельфия, США).

В 1991 и 1999 годах был отмечен наградой за высокий уровень преподавания Университетским госпиталем Томаса Джефферсона и Университетским госпиталем «Хадасса». В 2002 и 2005 годах награжден Похвальной грамотой за вклад в развитие медицины Израиля (Научный совет медицинской ассоциации Израиля).

2001-2007 гг. – председатель экзаменационной комиссии по радиологии при Научном совете медицинской ассоциации Израиля

Новости партнеров