Пакт о ненападении в Европе

В чем смысл предложенного Медведевым договора о безопасности

Проект Договора о европейской безопасности, выдвинутый Москвой 29 ноября, может стать своего рода пактом о ненападении — гарантией от повторения трагических событий августа 2008 года. Но для реального сотрудничества европейских государств в сфере безопасности одного этого документа явно недостаточно. Равно как и для интеграции России с остальной Европой. Для реализации этих целей — а только они могут заложить в отношениях Россия — Запад твердую основу — необходимо создавать механизмы коллективных действий.

Пока же, через 20 лет после окончания противостояния двух сверхдержав, структура международных отношений от Ванкувера до Владивостока сохраняет все основные признаки ушедшей эпохи. Европа продолжает мыслить и действовать в режиме холодной войны. И становится все более провинциальной и неадекватной в стремительно меняющемся мире.

Не становясь при этом более безопасной. То, что архитектура европейской безопасности непригодна для использования, очевидно. Разговорами о том, что единственная проблема — это невключенность России в НАТО, тут не отделаешься. То, что большинство европейских государств вступили в НАТО и Евросоюз, по сути, ничего не изменило. Более трети населения «большой Европы» живет за пределами обеих организаций. Вторая в военном отношении держава мира — Россия — не только не входит в Североатлантический альянс, но и воспринимает его как угрозу. Результатом стал конфликт августа 2008 года — первое прямое столкновение между вооруженными силами двух европейских государств после Второй мировой войны.

Нынешняя европейская система безопасности не может решить две ключевые задачи: исключить вероятность межгосударственного военного столкновения и обеспечить сотрудничество стран региона в отражении новых вызовов и угроз. В первом случае существующие в Европе всеобщие институты, например ОБСЕ, беспомощны перед нарастанием противоречий между интересами национальной безопасности России с одной стороны, и США и их союзников — с другой. Результатом становится милитаризация европейской повестки дня, бряцание оружием и взаимное недоверие. Только радикальная смена внешнеполитической стратегии США в январе 2009 года предотвратила приобретение этим процессом обвального характера.

Если же говорить о новых угрозах и вызовах, то очевиден паралич коллективных механизмов разрешения внутригосударственных конфликтов на национальной и религиозной почве, борьбы с распространением оружия массового уничтожения, противодействия трансграничной преступности, международному терроризму, незаконному обороту наркотиков и нелегальной миграции. Все сотрудничество осуществляется на исключительно двустороннем уровне. Широкие международные площадки, будь то совет Россия — НАТО или ОБСЕ, служат только для сведения политических счетов.

Выдвинутый Россией проект Договора о европейской безопасности может решить проблему тотального недоверия между Россией и странами Запада, лежащую в основе как желания расширить НАТО, так и стремления это любой ценой предотвратить. Юридическое завершение периода перекройки геостратегических границ по итогам холодной войны, а именно это предлагает Москва, способно снять существенную часть напряженности, сделать международные отношения в регионе стабильными и предсказуемыми.

Вот только стабильность эта будет глубоко провинциальной. Проект Договора практически ничего не говорит о создании общеевропейских инструментов борьбы с нетрадиционными угрозами глобального характера. Получив некие гарантии мира внутри, Европа не приобретет ничего, что могло бы сделать ее способной к коллективному действию вовне. А стало быть, ее ценность для мира будет постепенно, но неуклонно сокращаться. С перспективой полного превращения в старого и ворчливого дедушку, польза которого ограничивается все менее востребованными нравоучениями.

В долгосрочной перспективе решение всех проблем могло бы быть найдено в случае присоединения России к наиболее влиятельному в Европе международному институту — НАТО. Данный шаг, однако, потребует полного пересмотра существующих в альянсе механизмов и практик принятия решений, выработки нового подхода к вопросу о лидерстве в рамках блока. НАТО уже не сможет быть организацией с одним бесспорным лидером — США.

Кроме того, присоединение России к альянсу будет означать ее окончательный выбор в пользу только одного из центров силы, конкуренция между которыми станет главным содержанием мировой политики в ближайшие десятилетия. А вот стоит ли России делать такой выбор в самом начале «незападного» XXI века, пока не очевидно.

Новости партнеров