Таких политиков считаные единицы

Примеру губернатора Олега Чиркунова, отправившего в отставку правительство, никто не последует

Отставка правительства Пермского края — позитивный прецедент. Я давно знаю, что там очень продвинутый и современный губернатор. Стандарты управления в крае сильно отличаются от стандартов управления среднестатистического региона. В решении об отставке есть, конечно, элемент демонстративности — но она правильная, я бы назвала ее message: как должна вести себя власть в случившихся обстоятельствах.

Увы, пермскому примеру никто не последует. Это было внутреннее добровольное решение, и я даже могу назвать фамилию человека, принявшего его: это губернатор Олег Чиркунов. Губернатор — это политик, он должен принимать политически точные решения. А в Российской Федерации губернаторы в сложившихся институциональных условиях реальными политиками не являются. Они только исполняют волю верхов и контролируют ситуацию внизу.

Лишь у немногих есть самостоятельное внутреннее понимание того, что такое цивилизованное политическое поведение. Но есть и другие губернаторы с очень достойными стандартами поведения: я могу с глубоким уважением выделить губернатора Виктора Кресса в Томске. У него эти стандарты другие, они ближе к нам, чем к Западу, но тоже очень достойны. Однако таких политиков считаные единицы, и они очень разные. Чиркунов ведет себя как правильный, продвинутый, публичный политик на Западе. Губернатор Кресс ведет себя как человек, близкий к народу, очень скромный и понимающий реальную жизнь. То есть «дизайн» у них разный, но смысл их деятельности одинаков: они ведут себя морально.

Но вот лекарств в больницах Пермского края все же не хватило. Дело в том, что в 2009 году режут бюджеты в первую очередь в продвинутых регионах. Именно продвинутые регионы имеют самое значительное сокращение бюджетных доходов. Причина — резкое падение налога на прибыль. В других регионах этот налог играет маленькую роль, и они живут за счет федеральных трансфертов. Федеральные трансферты в этом году выросли в полтора раза. Но их получили в первую очередь менее развитые регионы. Поэтому отчасти справедлив упрек Путина, что в продвинутом Пермском крае в больницах не хватило лекарств для пострадавших в «Хромой лошади». Однако надо помнить и другое. Ручной механизм распределения федеральных трансфертов с непонятными мотивациями приводит к тому, что помощь часто оказывается не тем, кто сильнее всего пострадал от кризиса.

Обычно в России ответственные не отвечают за провалы, что бы ни случилось. Этого нет в политической культуре, потому что она пока еще советская по-плохому. В советское время просто сразу снимали. Сейчас уже не снимают — но нет понимания, что надо самому уходить в отставку. Совершенно нет политической культуры и наверху. И мы с вами имеем два разных, но удивительных примера правильного понимания ответственности перед людьми за их социальную жизнь (Кресс) и правильного поведения публичного политика (Чиркунов). Эталоном тут оказалась не федеральная власть, которую с пушкинских времен считают «единственным европейцем» в России, а региональные политики. Они находятся на другом уровне в административной иерархии, но их стандарты поведения гораздо более моральны.

Из разнообразия российских регионов, где есть всякое — и гадость, и хорошее — и рождается разнообразие реальных политических практик. А вот верховное единообразие и прессинг рождают серость в мундирах.

Автор — профессор географического факультета МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики

Новости партнеров