Google и ветряные мельницы

Гейди Эпштейн Forbes Contributor
Свободный интернет в Китае — это фантазия

Что лучше: половина правды или ее полное отсутствие? Не вполне точные результаты поиска или отсутствие поиска? Это очень уместный вопрос, на который у меня сегодня нет ответа. — Элиот Шраге, вице-президент Google по корпоративным коммуникациям и PR, во время дачи показаний на слушаниях Конгресса США по поводу google.cn

Мы решили, что не будем в дальнейшем подвергать цензуре результаты поиска на google.cn и в ближайшие несколько недель обсудим с китайским правительством законные основания, на которых мог бы функционировать полноценный поисковый сервис, если такое возможно. — Дэвид Драммонд, вице-президент и глава юридической службы Google, в заявлении от 12 января 2010 года.

В течение нескольких лет Google следовал (а теперь неожиданно перестал) тезису, которому доверяло все корпоративное сообщество, — отчасти для того, чтобы оправдывать ведение дел с Китаем: международное сотрудничество «либерализует» Китай, и граждане все более процветающей и интегрированной в глобальную экономику страны однажды восстанут и сбросят узы тирании. Или что-то вроде того.

На деле этого не происходит, и Google решил, как это может решить только одна компания такого масштаба, постоять за свободу слова. Циник скажет, что это был простой экономический расчет, удобный способ закрыть бизнес, вечно уступающий поисковому сервису Baidu. Я, напротив, считаю, что злить крупнейший рынок в мире — это плохое бизнес-решение даже тогда, когда местные власти делают ведение бизнеса очень затруднительным.

Что возвращает нас к мысли, высказанной представителями Google на знаменитых слушаниях в Конгрессе: «Мы можем сделать больше для наших пользователей и для распространения информации, если примем ограничения, накладываемые китайской цензурой».

Конечно, я не собираюсь заранее порицать любые отношения с Китаем: нет сомнений, что жизнь сотен миллионов китайцев значительно улучшилась за последние 30 лет благодаря интеграции страны в мировую экономику. Но мы бы обманывали себя, притворяясь, что международная интеграция приведет нас за 30 лет к демократическому Китаю с гражданскими свободами для всех. Такой исход теоретически возможен, но считать его вероятным — распространенное заблуждение, хорошо описанное Джеймсом Манном в книге «Китайская фантазия». Вот что пишет Манн, бывший шефом пекинского бюро Los Angeles Times в 1980-е годы:

«В Америке мало задумываются, что будет значить для Соединенных Штатов и для всего остального мира репрессивный, однопартийный Китай через 30 лет, потому что все полагают, что Китай обречен на политическую либерализацию, ведущую в конце концов к демократии».

Смелый поступок Google покончит с этим заблуждением в отношении китайского интернета, пусть и остающегося до сих пор местом, где можно пробовать границы открытости и свободы выражения. В последний год китайские власти только ужесточили контроль за интернетом. Как внутри страны, за счет самоцензуры и фильтрации данных, на которую соглашался и google.cn, так и на границах, заблокировав допуск в страну для принадлежащего Google Youtube, Facebook и Twitter, а также множества правозащитных сайтов и блогов, сочтенных режимом неблагонадежными.

И в ближайшее время ничего не изменится. Сомневаюсь, чтобы другие последовали туда, куда осмелился ступить Google. У иностранных компаний в Китае нет выбора, кроме как играть по государственным правилам, и очень немногие, а может быть и никто, имеют достаточно могущества и стати, чтобы повторить жест Google.

В конце концов шум утихнет, а мы останемся с тем, с чем были: цензурой в китайском интернете, с google.cn или без него. Китайские правозащитники продолжат делать то, что они делали раньше: пытаться создавать гражданское общество, в сети или за ее пределами. Но нынешние события, к сожалению, никак не приближают нас к свободному и открытому Китаю.

Автор — шеф пекинского бюро Forbes, США

Новости партнеров