Сейчас или никогда

Сумеет ли президент России преодолеть сопротивление Владимира Путина и подписать договор по стратегическим вооружениям с США?

Восемь лет назад российское руководство не стало драматизировать решение США выйти из Договора по ограничению систем противоракетной обороны. Это решение не затрагивает интересы безопасности Российской Федерации, заверяли тогда президент Владимир Путин и министр обороны Сергей Иванов. Считалось, что подписанный в 2002 году Путиным и Бушем договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов и режим инспекций и проверок в рамках Договора 1991 года о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) в достаточной мере обеспечивают интересы нашей безопасности.

Сейчас эта позиция, похоже, изменилась на противоположную. Только так можно истолковать недавнюю критику Путиным идеи сокращения ядерных вооружений при сохранении американских планов в области пртиворакетной обороны. Этой реплики оказалось достаточно, чтобы перечеркнуть декабрьскую договоренность президентов Медведева и Обамы о скорейшем заключении нового договора — после новогодних каникул.

Каникулы прошли. Договора нет.

Что же изменилось с 2002 года, что заставило российского премьер-министра кардинально изменить свою позицию? Договор 2002 года продолжает действовать. Правда, 5 декабря истек срок действия Договора об СНВ-1, предусматрвиавшим, в отличие от Договора 2002 года, проведение взаимных инспекций и проверок. Новый договор с США как раз и призван был компенсировать эту потерю. Более того, его подписание должно было символизировать новое начало в российско-американских отношениях, тем самым облегчая решение других, порой более сложных вопросов. И вдруг – на пути этого процесса опять встал вопрос о противоракетной обороне.

Выиграет или проиграет безопасность России, если новый Договор не будет подписан? И российские, и американские ядерные силы будут сокращаться независимо от того, есть Договор или нет. Российские – в силу ограниченности наших производственных и финансовых ресурсов.

Американские – в силу изменений в военном планировании: американцам не нужно такое количество боеголовок. Вопрос только в том, будем мы сокращать ядерные арсеналы с договором или без него. Будем мы иметь взаимную возможность проверять заявленное количество вооружений или нет? С точки зрения количества ядерного оружия, ни мы, ни американцы ничего не выиграем и не проиграем. Но с точки зрения взаимной транспарентности ядерных арсеналов проиграют все.

Может быть, нынешняя риторика – это тактика, а не стратегия? Раз уж Обама отказался от противоракетрой обороны в Польше и Чехии, почему бы не поднажать на него – вдруг он вообще откажется от противоракетной обороны? Если это тактика, то она ведет не к подписанию, а к срыву договоренности с США. Возможности администрации проводить договоры через Сенат и сейчас ограничены: для получения большинства ей необходима поддержка части сенаторов–республиканцев. Прогнозы предстоящих частичных выборов в Конгресс говорят о том, что соотношение сил в Сенате скорее всего изменится не в пользу демократов. Тогда ратифицировать в Конгрессе договор, увязывающий сокращения ядерного оружия с отказом США от противоракетной обороны станет еще сложнее.

Любая задержка сегодня чревата срывом и договора, и «перезагрузки» российско-американских отношений в целом. Поэтому договор нужно подписывать или сейчас, или никогда.

Автор — ведущий научный сотрудник МГИМО

Новости партнеров