Откуда исходит угроза России

Новая военная доктрина критикует Запад и недооценивает возможные проблемы на Юге

Неудивительно, что генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена новая военная доктрина России разочаровала. В ней впервые не эзоповым языком, а открыто НАТО названа в числе военных «опасностей».

Однако большинство комментариев обошли стороной то обстоятельство, что деятельность НАТО отнесена к новой категории «опасностей», а не к старой — военных «угроз». Из текста доктрины следует, что это разные вещи. Ибо военная опасность только «при определенных условиях» может «привести к возникновению военной угрозы». Но может и не привести. Так что получается, что альянс сегодня не воспринимается в Москве как «угроза».

Более того, в доктрине 2000 года подчеркивалось «снижение опасности развязывания крупномасштабной войны, в том числе ядерной» и то обстоятельство, что «в современных условиях угроза прямой военной агрессии в традиционных формах против Российской Федерации и ее союзников снижена». Восемь лет спустя в новой военной доктрине констатируется дальнейшее «снижение вероятности развязывания против Российской Федерации крупномасштабной войны с применением обычных средств поражения и ядерного оружия». Никакой драматизации здесь нет.

Критика же в адрес НАТО больше походит на политический призыв.

Призыв к альянсу не осуществлять глобальную деятельность «в нарушение норм международного права» — апелляция к гипотетическому развитию событий.

Надо полагать, что осуществление таких функций с соблюдением международного права, как в Афганистане (а других примеров у нас нет), проблем не вызывает. Призыв не приближать военную инфраструктуру к российским границам во многом тоже неактуален.

Ведь после окончания холодной войны количество тяжелых вооружений и американских баз в Европе, как и численность вооруженных сил стран альянса, сократились радикально.

Новая военная доктрина должна была бы вызвать разочарование по совершенно другой причине. Она опять остановилась на полпути к констатации радикальных перемен, происшедших в мире за последние два десятилетия. Среди них — успокоение Европы, которой не грозят новые взрывы и откуда не исходит угроза миру. Бурлящий Юг — от Палестины, через Кавказ и дальше до Афганистана, Пакистана и Средней Азии. Наконец, обманчиво спокойная, но начиненная взрывчаткой взаимного недоверия и исторической вражды Восточная Азия.

Главная опасность сегодня — не крупномасштабная война, которая «потребует мобилизации всех имеющихся материальных ресурсов и духовных сил государств-участников» и к которой все готовились в годы холодной войны, а локальные войны и конфликты в южном подбрюшье Российской Федерации, к которым наша армия, как показала война в Грузии, не готова. Утечка информации о проекте доктрины в октябре прошлого года позволяла надеяться, что этот вывод будет прописан в ней недвусмысленно. Но он «выпал» вместе с безумной идеей нанесения превентивных ядерных ударов.

Сделан даже шаг назад, потому что прежняя военная доктрина шла дальше нынешней в своем акценте на локальных войнах и конфликтах.

Новая же скорее похожа на словарь военных терминов и не содержит ясных новых приоритетов и ориентиров для военного строительства.

Автор — ведущий научный сотрудник МГИМО

Новости партнеров