Договор о взаимном признании

Что означает соглашение о стратегических наступательных вооружениях для России и США

Новый договор между Россией и США о стратегических наступательных вооружениях (СНВ), подписание которого состоится в Праге в начале апреля, может стать основой стратегической стабильности не только на ближайшее десятилетие, но и в более длительной перспективе. В первую очередь потому, что стороны договорились сохранить ядерный паритет как основу не только двусторонних отношений, но и силового каркаса всего мироустройства. А наличие в современных обстоятельствах, когда каждая «тварь дрожащая право имеет», хоть какого-нибудь каркаса уже является хорошей новостью.

Содержание договора не приведет к изменению духа российско-американских отношений. Россия и США продолжат смотреть друг на друга через прицел, что, с учетом несоизмеримости их потенциалов в мирной сфере, вполне всех устраивает. Устраивает США, поскольку там совершенно не знают, что по большому счету делать с «другой», не противостоящей им Россией. Установить благоприятную для инвестиций демократию не получается даже в весьма средних по масштабам странах. Что уж говорить о «Пандоре» таких размеров, как наша родина. Вполне подходит это России, так как гарантирует соответствующую размерам и амбициям страны роль в международных делах. Европейцев радует то, что такая конструкция позволяет им периодически исполнять партию третейского судьи. Что уж говорить о Китае, для которого априорное противостояние Москвы и Вашингтона является воплощением военно-политической стабильности.

Соединенные Штаты продолжат реализацию проектов, которые Россия считает угрозой своей безопасности. Таких, например, как система противоракетной обороны, которой до обретения способности угрожать России далеко как до Луны. В случае недостаточной щедрости Москвы на периферии возможно и расширение НАТО. Россия в ответ будет размещать тактические ракеты в своих западных областях и портить США настроение в Латинской Америке. За неимением других точек пересечения интересов вялая перебранка по этим и другим сюжетам вполне может быть главным содержанием диалога ядерных сверхдержав.

Другое дело, что обоим партнерам все-таки придется прилагать усилия к сдерживанию стран — претендентов на обладание ядерным оружием. Олигархам придется всеми силами защищать свои монопольные права. Я далек от мысли о том, что серьезные люди в Вашингтоне считают ядерное разоружение средством обновления (или воссоздания) некоего глобального лидерства Америки. Говорить о гипотетической возможности такого лидерства можно было с большой натяжкой даже в «золотые» для внешней политики США 1990-е годы. Тем более это бессмысленно теперь, когда, по меткому выражению одного китайского коллеги, «управлять миром нельзя, потому что все сами с усами».

Я полагаю, что идея разоружения является не более чем политическим инструментом для предотвращения действительно серьезной угрозы — распространения этого вида оружия. Сдерживающий потенциал гарантированного взаимного уничтожения потому и был эффективен, что вероятность всеобщей гибели была равна 100%. Что делало победу невозможной даже гипотетически и производило сильнейший отрезвляющий эффект.

Чем меньше разрушительная сила оружия, тем больше соблазн его применить. Появление большого количества стран, располагающих ядерными арсеналами, достаточными для уничтожения одного, максимум двух соседей, реально может привести к мини-апокалипсисам на региональном уровне. Не говоря уже о значительном ограничении свободы рук наиболее важных государств в деле поддержания международной стабильности. Сколь бы несправедливой эта стабильность ни казалась из Каракаса или Тбилиси. В среднесрочной перспективе даже этого миру более чем достаточно.

Другое дело, что стул на трех ножках гораздо устойчивее, чем на двух. И не случится большой трагедии, если на определенном этапе к числу ядерных сверхдержав присоединится Китай. Сама Поднебесная уже давно повзрослела и явно нуждается в настоящих факторах ответственности за выживание человечества. Ядерный намордник сослужил хорошую службу в воспитании России и США. Будет не вредно, если его примерит и экономическая сверхдержава XXI века.

Автор — директор Центра европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики

Новости партнеров