Какая работа приносит счастье

Елена Евграфова Forbes Contributor
А какая — превращает в «офисный планктон»

В прошлой колонке я уже упоминала концепцию «потока» Михая Чиксентмихайи и его книгу Flow, которая скоро должна выйти на русском. Но тема слишком важна и интересна, затрагивает буквально всех и каждого, и бросить ее, едва затронув, было бы неправильно.

Любой из нас знает, что такое быть захваченным «потоком». Невозможно забыть волшебное чувство, когда время летит незаметно, когда забываешь о голоде и жажде, о боли или неудобстве, о самом себе и окружающих, даже самых близких. Когда оказываешься полностью во власти захватившей тебя идеи, творческого порыва, дела, когда чувствуешь полноту жизни и собственную значимость или хотя бы небесполезность. В общем, в такие минуты ты счастлив, и, когда это ощущение пропадает, хочется его вернуть во что бы то ни стало, но вот как? И возможно ли?

Первый вопрос, которым задаешься в связи с этим: любая ли работа может дать ощущение потока? А может, все дело в том, что одни профессии интересные, а другие нет, одни могут увлечь, а другие скучны по определению?

Однажды я видела интервью с молоденькой поп-певицей, которая простодушно призналась телеведущей, что в душе мечтает о «работе с документами». Вот так! Ее родители — известные музыканты, видимо, они и подобрали ей род занятий. И вот, имея такую притягательную в глазах многих профессию, она мечтает о том, чтобы сидеть в офисе и перебирать бумаги. Все мы разные, и, если нравится свиной хрящик, выбирать арбуз недальновидно — какой уж тогда поток?

Подбираясь к ответу на вопрос, почему одна работа увлекает, а другая нет, Чиксентмихайи анализирует и противопоставляет древнего охотника и древнего земледельца. Охотнику, по мнению психолога, легче увлечься своим делом до самозабвения, чем землепашцу. Жизнь охотника наполнена событиями и эмоциями, ему постоянно приходится делать выбор, иногда рискованный, от которого многое зависит, он может влиять на исход охоты, да и результат виден немедленно: либо мамонт повержен, либо все племя постится до следующей охоты.

С землепашцем все сложнее: по сути, он принимает решение раз в году, когда выбирает, что именно сеять, где и когда. Дальше остается ждать результата, ежедневно выполняя монотонную, повторяющуюся изо дня в день, унылую работу, причем в условиях, когда результат скорее зависит от погоды, нежели от него самого.

Конечно, это схематичный пример. Многие находят земледелие приятным и увлекательным делом. Суть в том, что любимая работа — это условие необходимое, но не достаточное. Нужно что-то еще. Нужен вызов, возможность проявить себя, показать, чего ты стоишь, нужен эмоциональный и интеллектуальный накал — без всего этого даже самая лучшая работа превращается в рутину.

Чиксентмихайи приводит пример с двумя хирургами, которые по-разному могут распорядиться своей профессией. Один постоянно делает разнообразные, новые и трудные операции и так захвачен работой, что поход в оперу и поездка на Карибы начинает казаться ему пустой тратой времени. А другой изо дня в день, скажем, вырезает аппендиксы или делает липосакцию и готов выть от скуки и апатии.

Психологи утверждают, что захваченный потоком человек работает более эффективно, нежели тот, кто равнодушно выполняет возложенные на него функции. Парадокс в том, что менеджеры, стремясь повысить эффективность, обычно делают как раз то, что исключает возможность «потока» у подчиненных: расчленяют работу на мелкие, простые, четко прописанные операции, каждая из которых только опосредованно связана с конечным результатом. Люди вынуждены работать по шаблонам, заданным извне, — у них не остается реальной возможности проявить себя и как-то повлиять на результат. Постепенно они превращаются в «офисный планктон» — тупеют и озлобляются.

Как ни странно, на высших уровнях управления потеря ощущения «потока» тоже не редкость. Здесь человек вновь оказывается отчужден от продукта, от результата. Он может принять решение по найму или увольнению людей, может выбирать способы их мотивации, но все самое интересное, все, связанное с созданием продукта, он вынужден делегировать на более низкий уровень. Именно там настоящая жизнь, там — риски и вызовы, сомнения и достижения, там подлинное дело и эмоциональный накал. Свобода, ответственность, результат, вызов и риск могут превратить любую рутину в увлекательную, осмысленную, яркую профессиональную жизнь, дать ощущение потока.

Автор — главный редактор журнала Harvard Business Review Россия и книжного издательства United Press

Новости партнеров