Лужков навсегда

Главные ресурсы Москвы по-прежнему в руках мэра, и федеральная власть вынуждена с этим считаться

Видите вот эту фотографию? Все понятно? Если непонятно, дам еще несколько ссылок. Сначала вот эту. А потом вот эту.

Опять ничего не поняли? Тогда пройдем краткий курс.

Больше 10 лет московские власти успешно объясняли федеральной, почему их менять нельзя. Использовались самые разные аргументы: от ультравысоких (для политически продвинутой столицы) показателей «Единой России» до массовых проявлений политической зрелости столичного ОМОНа на выступлениях оппозиции.

Есть ведь устойчивое заблуждение, что политику кнута и пряника использует только дрессировщик. На самом деле тигр в клетке тоже может дрессировать номинального хозяина, если, конечно, у него есть мозги и когти. В одном случае можно с желанием прыгать на тумбу и радостно рвать куски мяса, в другом — неожиданно рычать хозяину в ухо, чтобы не забывал, с кем тот имеет дело.

Вот, например, год назад министр финансов Алексей Кудрин был вынужден выслушать наставления от пресс-секретаря мэра Сергея Цоя и услышал то, что «ежу бритому понятно».

А однажды тигр порычал так, что заставил дрессировщика на время спрятать кнут за спину. В 2005 году правительство решило заменить натуральные льготы денежными компенсациями. Главный бенефициар льгот — региональные власти, которые успешно топили в них свое воровство. В Москве прошли массовые митинги протеста пенсионеров, которые даже перекрывали федеральные трассы. В правительстве и по сей день уверены, что митинги прошли при молчаливом (а некоторые полагают, что не только) согласии московских властей.

Ну да, количество площадок, отданных в столице питерским и федеральным компаниям, за последние лет пять сильно возросло. Но ситуацию в целом это никак не меняет. Московский мэр по-прежнему цепко держит главные капиталоемкие ресурсы Москвы — бюджет, землю, объекты инфраструктуры и жизнеобеспечения. Сигнальная система федеральных властей в данном случае, увы, не действует. Можно завести одно дело, второе дело, третье дело, резать систему регионального казначейства, грозить слиянием города и области, а все равно Юрий Михайлович и ныне там. Потому за 10 лет, на протяжении которых обсуждается гипотетическая возможность отставки московского мэра, федеральная власть всегда с драматической неизбежностью встает перед тяжелым вопросом: «Что будет с городом, если Лужков уйдет?» Вся московская система, от чиновника управы и начальника метродепо до менеджера фирмы, связанной с госзакупками, отлажена под московского мэра. Образно выражаясь, он знает, как нажать кнопку «выключить», и не сделать этого в случае ухода он может только добровольно.

Это означает, что с Москвой придется договариваться. Продолжать поддавливать, выпускать на арену — пардон, трибуну — дрессированных собак, которые будут лаять и заливаться, загоняя тигра на тумбу. Возбуждать дела на самых посвященных и приближенных к московскому мэру лиц. Терпеливо смотреть, как, например, фирма «Интеко» месяц спустя после первого ремонта за 3 млрд рублей во второй раз снова чинит скульптуру «Рабочий и колхозница» за миллиард. И намекать. Договор возможен, гарантии будут. «Чего это Лужков самые жирные куски хочет отдать? Вы можете себе такое представить, чтобы Лужков хотел отдать самые жирные куски кому-то за границу?»

Новости партнеров