Немецкий муравей спасает греческую стрекозу

Германии и другим странам ЕС дешевле помочь Греции, чем бороться с последствиями дефолта

Да,

Одним мешает леность, а другой

Не знает даже вкуса в наслажденье

Исполненного долга. Мир — увы! —

Соблазнов полн, и, если волны речи

Людской нас не закружат, — праздность нас,

За радостью гоняя, обессилит...

Еврипид, «Ипполит» (пер. Иннокентия Анненского)

Федра в Еврипидовой трагедии «Ипполит» сформулировала подоплеку греческого финансового кризиса вполне исчерпывающим образом. Все случившееся могло произойти только в столкновении двух характеров. Греческого — несколько изнеженного, расслабленного благоприятным климатом, и сурового немецкого — до крайней степени презирающего эту самую расслабленность.

В греческой истории немцы сыграли роль, чем-то напоминающую роль хора в трагедии. Они оттеняли безмятежного главного героя, периодически выступая с укоризнами и взывая к его совести. Нет большей радости для немецкого политика, уговаривающего своего избирателя потуже затянуть ремни и генетически уважающего бухгалтерский баланс, чем указать южанам на неподобающую расточительность.

В более близком российскому читателю литературном контексте эта интрига великолепно описывается басней «Стрекоза и муравей». У нее, кстати, тоже греческие корни, что, как теперь понятно, далеко не случайно. Только у Эзопа вместо обаятельной стрекозы был малосимпатичный тунеядец — жук. Он не пел, не танцевал — он, по хрестоматийному переводу Алексеева, просто отдыхал и удивлялся муравью, работающему «в ту пору, когда остальные твари, избавившись от трудов, живут беззаботно».

В этом-то все и дело. Греки умеют и любят отдыхать и прекрасно понимают, что в бухгалтерском балансе смысла немного. Настолько немного, что баланс вообще можно не замечать. Поэтому до самого последнего момента они вели себя крайне беззаботно. Малейшая попытка сократить дефицит бюджета выводила на улицы Афин массовые демонстрации.

Всего четыре дня назад, 25 апреля, греческий министр финансов Георгиос Папаконстантину назвал «отвлекающим маневром» спекуляции на тему того, что обещанной грекам помощи (16 европейских стран и МВФ, суммарно — €45 млрд) не хватит на долговые платежи. Это же психология жука/стрекозы в чистом виде — занять сегодня, как-то протянуть до завтра, ни в коем случае не снижая уровень жизни, не отказывая «себе любимому» в милых, но дорогостоящих привычках. До последнего делать вид, что ничего не происходит. И ни в коем случае не трогать старый вишневый сад.

Между тем неделю и две, и четыре назад элементарная арифметика показывала, что никаких $40–50 млрд Греции не хватит, а нужно порядка $150–200 млрд. И резкое сокращение госрасходов, чтобы эта помощь не оказалась безвозмездной.

Греция затянула официальное обращение за помощью до безобразия. Оно состоялось лишь в пятницу, 23 апреля. Но инвесторы не дураки, считать умеют. Как греки, не получив денег от ЕС и МВФ, заплатят 19 мая очередной купон по облигациям ($11 млрд), понять было решительно невозможно. А помощь не торопилась: Греция не могла внятно объяснить себе и Европе, как будет приводиться в порядок бюджет. Немецкие муравьи, в свою очередь, по максимуму позаботились о том, чтобы, прежде чем греки возьмут на себя эти обязательства, никакой помощи им не досталось. Брать на себя обязательства очень не хотелось. Очень.

Обратиться за помощью греков заставил рынок. Инвесторы считали, пересчитывали, но никак не могли уяснить, как же из 2+2 может получиться 16. И, не находя ответа, начали требовать все большей премии за держание греческих облигаций. По иронии судьбы, доходность облигаций для европейских государств часто измеряется как спред с Германией (и тут эти муравьи!). Разница в доходности росла и росла — перспективы получить долг с Германии инвесторы, естественно, оценивали выше.

Роль катализатора взрыва сыграл Standard & Poor’s. Агентство сильно выступило, резко понизив рейтинги Греции, Португалии и Испании ровно в момент, когда паника инвесторов неуклонно нарастала. Собственно, с тем же успехом это можно было сделать и месяц, и два назад, и даже прошлым летом. Экономическая ситуация в этих странах с тех пор не ухудшалась, бюджетная — тоже. Рейтинговые агентства работают, конечно, изумительно — они не предупреждают инвесторов о возможных неприятностях, а выкрикивают свое «кукареку» тогда, когда молчать уже нет мочи. И этот крик здорово увеличивает масштаб происходящих неприятностей.

Когда утром 28 апреля двухлетние греческие облигации торговались уже с доходностью 26%, муравьи не смогли не вступиться. Теперь помощь, без сомнения, будет оказана, и в надлежащем объеме. Немецкие политики открыли зеленый свет первому пакету помощи. А директор-распорядитель МВФ Доминик Стросс-Кан уже сказал, что Греции нужно €120 млрд. Это очень похоже на правду. Необходимая сумма может быть и чуть выше, но вряд ли больше чем на 20%. Доходность облигаций сразу же упала почти до 17%.

МВФ, Германии, да и всему ЕС помочь Греции дешевле, чем спасать свои банки. Последние погорели бы на ее дефолте точно так же, как американские и британские банки на второсортной ипотеке. К тому же никаких гарантий, что паника не перекинется на обязательства Португалии и Испании, разумеется, нет.

Доктор едет, помощь будет, дефолта ждать теперь не стоит. Вопросов, таким образом, остается два. Какую часть греческого долга кредиторам все-таки придется простить? И как заставить греков постепенно привести свои расходы в соответствие с доходами? Ведь оплачивать расходы всех южноевропейских стрекоз-жуков немецкие муравьи не смогут, да и не захотят.

Новости партнеров