Дело «жирных котов с Уолл-стрит»

Правоохранительные органы нейтрализуют волю американских инвестбанкиров к сопротивлению

Американская комиссия по ценным бумагам (SEC) и прокуроры предупреждали, что расследование в отношении Goldman Sachs (GS), начатое одновременно с объявлением масштабной реформы финансового сектора, не будет единственным. И свое слово они сдержали. Как пишет Bloomberg со ссылкой на WSJ от 13 мая, SEC и прокуроры ведут предварительное расследование в отношении JPMorgan Chase, Deutsche Bank, UBS и Citigroup.

Банки подозреваются во вредоносной продаже клиентам ипотечных деривативов (CDO). Уже понимая, что на носу кризис, что по ипотечным кредитам вырастет число дефолтов, а выпущенные на их основе производные бумаги станут мусором, банки продолжали упаковывать кредиты в облигации и убеждать клиентов, что они очень хороши. Сами бумаги на тот момент имели высшие рейтинги от рейтинговых агентств.

Пока никаких обвинений не предъявлено, дело официально не возбуждено. Это произойдет только в том случае, если следователи поймут, что у них есть шансы на успех. А он в уголовном деле с экономическими мотивами достижим, только если

1) будут обнаружены потерпевшие,

2) удастся доказать, что в действиях инвестбанков был умысел причинить клиенту вред.

У чиновников, если они действительно хотят довести дело до суда, будут большие проблемы. Ведь формально приумножать средства клиентов должны только подразделения инвестбанков, которые занимаются управлением активами. Продажей ипотечных бумаг клиентам занимаются другие департаменты, менеджеры и дочерние компании. Их цель — максимизация прибыли. А управлением собственными рисками банков занимаются еще другие люди, особенно сильные как раз в GS. Отсюда и возникает ситуация, когда банк может продавать клиентам инструменты, в доходность которых уже не верит.

Наоборот, если инвестбанк понимает, что какая-то бумага будет дорожать, он сначала купит ее себе, а уже потом предложит клиентам. То, что это так по крайней мере для сделок M&A, показал в 2007 году профессор Мичиганского университета Андрей Симонов. На большом массиве сделок он и соавторы продемонстрировали, что инвестбанк, выступая консультантом в сделках M&A, не забывает пополнить собственный портфель бумагами, которые собирается раскручивать.

Разумеется, здесь есть серьезный конфликт интересов. В инвестбанковском бизнесе их вообще было очень много. Было — потому, что в прежнем виде инвестбанковскому бизнесу уже не жить. Обратившись осенью 2008 года за деньгами в ФРС и Минфин, инвестбанки подписали себе приговор.

Платой за пользование деньгами налогоплательщиков станет отказ от прежней модели бизнеса, в которой инвестбанки сопровождают клиента от его первого до последнего вздоха, удовлетворяя все его потребности. Расследования, скорее всего, закончатся обычной для американского правоприменения выплатой штрафа по соглашению сторон. Ведь позиция банков, вероятно безупречная юридически, вызывает массу вопросов этического свойства. А больше так «хулиганить» им уже не дадут.

И новое предварительное расследование — шаг в этом направлении. Администрации необходимо показать жесткость в отношении тех, кого Барак Обама назвал «жирными котами с Уолл-стрит», а также нейтрализовать усилия инвестбанков, имеющих мощное лобби в Вашингтоне. Чтобы не мешали Конгрессу принимать закон о банковской реформе.

Новости партнеров