Зачем покупать «Тройку»

Андрей Мовчан Forbes Contributor
Если Сбербанк не купит «Тройку Диалог», ее купит другой госбанк или госкомпания

На прошлой неделе на рынке появилась информация, что Сбербанк собирается приобрести треть компании «Тройка Диалог». Если сделка состоится, в России не останется независимых локальных инвестиционных банков. О судьбе инвестиционного банкинга рассуждает управляющий партнер УК «Третий Рим» Андрей Мовчан.

В фильме Wall Street 2 лирический герой говорит: «Сумасшествие повторять одни и те же действия, если знаешь, что они приводят к отрицательному результату». В 1998 году крупнейшие российские инвестиционные банки — «Ренессанс» и «Тройка» — уже делали все то же самое: «Ренессанс» реструктурировался и менял всю команду, «Тройка» принадлежала государственному банку. Обвинить их руководителей в сумасшествии и даже в некомпетентности никак нельзя: Рубен Варданян, Жак Дер Мегредичан, Стивен Дженнингс, Александр Перцовский очень разные, но, несомненно, одни из самых гениальных менеджеров и банкиров на развивающихся рынках. Обстоятельства явно сильнее таланта: модель инвестиционного банка, списанная с американской «матрицы», не может жить в нашем экономическом климате дольше 10 лет, и дело не в кризисе: кризис — это результат. Причина — в несоответствии модели и реальности.

На экономический климат не стоит пенять — его надо понимать, хотя бы базовые его свойства. Российский рынок невелик и примитивен. Он не представляет интереса для суперзвезд, зато активно привлекает неудачников из большого мира, которые требуют американских бонусов за российский размах. На российском рынке капитал дороже, а размер бизнеса не позволяет окупать инфраструктуру, если, конечно, не экономить и не срезать углы. На российском рынке можно намного больше, чем на американском (особенно сегодня, особенно потому, что все транзакции можно вести через иностранные юрисдикции), и это становится непреодолимым соблазном: риски увеличиваются экспоненциально, а локальная волатильность не оставляет шансов вовремя опомниться. Наконец, у российских карликовых гигантов все время за спиной гиганты настоящие: чтобы конкурировать, российскому инвестиционному банку нужно переигрывать глобальные банки, у которых капитал на порядок дешевле, а горизонт намного дальше.

В таком климате независимый игрок должен быть небольшим, гибким, четко сфокусированным, он не должен использовать капитал в бизнесе (читай: не иметь своей позиции) и должен стремиться занять только высокомаржинальные ниши (на низкомаржинальные просто нет ресурса), желательно незанятые глобальными игроками. Но это совсем не та модель, это модель региональных игроков начинающегося десятилетия (не только в России — посмотрите на Evercore, например). «Старые» банки не выживут, если не станут частью конгломератов с огромным объемом ресурсов и каптивным потоком бизнеса. Для превращения в «новые» у них слишком много амбиций и слишком укоренилась привычка к легкому зарабатыванию на чужом риске — вероятность метаморфозы невелика.

Конгломерат может быть как глобальным банком (впрочем, для глобальных игроков это не так интересно, они уже присутствуют в России), так и российской государственной структурой (как вариант — госбанком, олигархом, имеющим мандат на бизнес и капитал и пр.). ВТБ недавно доказал, что можно даже не покупать инвестиционный банк (в отличие от коммерческого, где платформа имеет большое значение, а клиенты ориентированы на бренд, в инвестиционном единственный капитал — сотрудники), а просто переманить команду.

Если Сбербанк действительно покупает часть «Тройки», то он просто делает еще один шаг вперед в плане логики. Во-первых, бывает, что купить команду дороже, чем купить банк (это все-таки Россия!). Во-вторых, зачем покупать сразу все целиком (от команды потом, если что, отделаться непросто): можно купить треть, посмотреть, как идет интеграция, если есть успех — докупить (или опять же, зная ситуацию изнутри, людей переманить), если неудача — назвать финансовой инвестицией и продать менеджерам, опять же с прибылью. Вообще можно ждать дальнейшего движения в эту сторону. Если, например, Сбербанк не купит долю в «Тройке», почему это не сделать банку «Россия»? Или Ростехнологиям? Логика та же: есть неиспользуемый капитал и большой объем бизнеса, кто-то должен им заниматься, а заодно увеличивать свою стоимость. Потом можно вывести «Тройку» на IPO и вернуть себе многократно все затраты на покупку и уплаченные за время сотрудничества комиссии.

«Ренессанс» пока вне процесса, Прохоров (как и Стандарт Банк в «Тройке») не в счет: у него свой инвестиционный банк — МФК. И не исключен вариант, что «Ренессанс» все-таки повторит одно и то же дважды: наберет новую команду, рассчитается с долгами, восстанет (недаром название говорящее) и снова будет независимым лидером рынка. До следующего кризиса — вспомните цитату, с которой я начинал.

Новости партнеров