Что делать с нефтегазовыми деньгами

Алексей Моисеев Forbes Contributor
От выбора пути зависит: будем мы жить как в Канаде или как в Нигерии

Автор — начальник управления макроэкономического анализа «ВТБ Капитал»

Можно ли повысить уровень жизни россиян за счет нефтегазового сектора?

На мой взгляд — да, можно.

Можно оптимизировать его налогообложение и повысить его инвестиционную привлекательность. По всеобщему признанию, текущая схема решает целый ряд проблем, связанных с изъятием из экономики избыточной ликвидности в ситуации высоких цен на нефть, но также и лишает всяких стимулов инвестировать в разработку новых или поддержание в рабочем состоянии старых месторождений. Сегодняшняя система базируется на налогообложении выручки, а не прибыли. Это означает, что разрабатывать трудноизвлекаемые запасы чаще всего невыгодно. Россия еще какое-то время сможет поддерживать добычу на существующем уровне или даже с некоторым приростом, но чтобы она не падала в более долгосрочной перспективе, нужно менять всю идеологию налогообложения отрасли. Правительство, наконец, в конце прошлого года начало обещаемую уже чуть не десять лет реформу.

Но нужно оптимизировать не только сбор, но и расходование нефтяных доходов.

То есть все-таки провести также давно назревшую и уже даже разработанную тем же Минфином реформу. Программа министерства состоит из 12 мер, направленных на то, чтобы траты бюджета все-таки имели некую конечную цель, связанную с решением конкретных долгосрочных или даже краткосрочных задач. Звучит довольно просто — поменять язык отчетности бюджетополучателей с привычного «освоили…» на «достигли…», но на деле и эта реформа буксует уже скоро 10 лет. Будь она проведена, можно не сомневаться, что и при текущих доходах от экспорта нефти и газа уровень благосостояния россиян в широком смысле слова — с учетом качества инфраструктуры общего пользования, медицины, образования и прочего — был бы существенно выше.

Очень просто показать, что нефть и газ действительно обеспечили россиянам более достойный уровень жизни. Для этого достаточно сравнить ВВП на душу населения и среднюю зарплату в других странах. Россия — самая богатая по этому признаку страна БРИК, средняя зарплата у нас в 4 раза выше, чем в Индии, и в 2 — чем в Китае. ВВП на душу населения — показатель, лучше отражающий уровень благосостояния в более широком смысле, — соответственно в 10 и 3 раза. Есть и более близкое к нам сравнение — с Украиной, которая начинала с одного с нами старта 20 лет назад. Так вот, средний россиянин получает в два раза больше среднего украинца, а по ВВП на душу населения мы богаче почти в три раза.

Тем не менее выбор, который лежит перед нашей страной, — это стать «развитым» поставщиком ресурсов на мировой рынок или «развивающимся». К первым обычно относят Канаду, Норвегию и Австралию (заметьте — первые две также являются северными странами, так что ссылки на нашу географическую уникальность не работают). Ко вторым — Нигерию, Индонезию, страны-нефтеэкспортеры Латинской Америки. Суть этого выбора заключается в том, что вполне можно обеспечить устойчивое развитие экономики, ее выход в мировые лидеры по уровню жизни, даже имея в ее основе такой, казалось бы, низкотехнологичный сектор, как добыча минерального сырья.

Что надо для того, чтобы Россия стала своего рода Канадой, а не «Верхней Вольтой с ракетами», как неполиткорректно говорили во времена перестройки, тоже понятно. Этот комплекс мер в правительственных программах называют «мероприятия по улучшению инвестиционного климата». От того, будет ли от них результат, и зависит, повысится в будущем уровень жизни россиян или понизится. На рубеже XX века экспортер сырья Аргентина была одной из самых богатых стран мира, даже богаче обладавшей колоссальной колониальной империей Великобритании. Сейчас она по этому показателю на 62-м месте, хотя ресурсы вроде бы пока еще не кончились.

Автор — начальник управления макроэкономического анализа «ВТБ Капитал»

Новости партнеров