В бюджетной политике Россия обнаружила свой особенный путь | Forbes.ru
$59.28
69.89
ММВБ2122.48
BRENT63.07
RTS1128.07
GOLD1250.38

В бюджетной политике Россия обнаружила свой особенный путь

читайте также
+21 просмотров за суткиНефть дорожает, рубль крепнет. Страны ОПЕК+ продлили сделку до конца 2018 года +45 просмотров за суткиПрогнозы и сюрпризы от ОПЕК. Что будет с ценами на нефть к концу года +9 просмотров за суткиБольшие надежды. Каковы будут итоги заседания ОПЕК +15044 просмотров за суткиМинфин предложил сократить число льготников +72 просмотров за суткиНефтяная весна. Почему Саудовская Аравия ищет дружбы Москвы +10 просмотров за суткиСаммит ОПЕК, налоговые выплаты и акции «Аэрофлота». Что важно знать инвестору на этой неделе +14 просмотров за суткиТри задачи. Шансы на возвращение «тучных» лет остаются призрачными +22 просмотров за суткиНефтяной марафон. 10 стран-лидеров по экспорту «черного золота» +10 просмотров за суткиА если снова кризис? Минфин занижает расходы и будущие доходы бюджета «Эффект Амазона»: продолжит ли «оцифрованная» нефтедобыча сланцевую революцию +4 просмотров за сутки«Ура, нам не повысят налоги!» — в Думу внесен проект бюджета на три года +1 просмотров за суткиВременный штиль: что мешает рублю продолжить коррекцию? ОПЕК+ и все-все-все. Чем нефтяной картель напоминает Винни-Пуха, застрявшего в норе? Запрет на бензиновые и дизельные автомобили в Китае: что будет с ценами на нефть Перестраховка Минфина: консерватизм может принести 1 трлн рублей дополнительных доходов +30 просмотров за суткиЧеловечество в опасности: Илон Маск призвал регулировать искусственный интеллект «Благая» цель: почему неразумно считать налоговые льготы «расходами бюджета» Повышение пенсионного возраста в России сэкономит бюджету 1,7 трлн рублей +3 просмотров за суткиЗдесь и сейчас: новая экономика российской нефтедобычи Медведев допустил усиление влияния «так называемых санкций» на экономику России Когда будет пик спроса на углеводороды? Дискуссия на ПМЭФ-2017
Новости #бюджет 22.09.2011 13:04

В бюджетной политике Россия обнаружила свой особенный путь

фото РИА Новости
Текущая бюджетная ситуация в России очень хороша, но эксперименты правительства рискуют ее изменить

Правительство России 21 сентября  одобрило проект бюджета. Документ еще раз показал: Россия в бюджетной политике идет своим, особенным путем, не похожим ни на какой другой.

В бюджетной политике разных стран сейчас можно обнаружить две модели. Развитые страны упорно снижают свои бюджетные дефициты в основном за счет экономии госсредств, а в редких, кризисных случаях (Греция, Португалия, Испания) — и за счет аккуратного повышения налогов. Наоборот, страны, получающие сверхдоходы от высокой цены нефти, резко увеличивают бюджетные траты — в основном социальные и расходы на инфраструктуру.

У России оказался свой путь — между первыми и вторыми. Во-первых, растет бюджетный дефицит и особенно — бюджетные обязательства будущих лет, ведущие к росту расходов. Но пока дефицит низок, как и госдолг, рынки не требуют от России никаких чрезвычайных мер по сокращению дефицита. Тем не менее правительство обсуждает повышение с 2013 года страховых взносов с оплаты труда до 34%, видимо, чтобы продемонстрировать окончательное торжество премьерско-президентского дуумвирата над экономической логикой. Роста дефицита, однако, это не остановит.

Как развитые страны борются с бюджетным дефицитом, видно из опубликованного только что МВФ очередного бюджетного монитора. И развитые, и развивающиеся страны сокращают бюджетные дефициты. Россия, как видно из приведенной ниже таблицы, едва ли не единственная из входящих в мониторинг фонда страна, у которой в 2012 году дефицит не уменьшится, а вырастет (небольшой рост ожидается еще в Бразилии). Образец фискальной дисциплины — Германия. Именно быстрое сокращение дефицита дает немцам право «учить» греков.

Некоторые страны предпринимают не только попытки сбить текущий дефицит, но и устанавливают правила, которые не позволят правительствам нерасчетливо тратить в будущем. Так, введение бюджетных правил анонсировано в Испании, причем они будут применяться и к центральному правительству, и к муниципалитетам. Ирландия учредила независимый Консультативный бюджетный совет, который будет оценивать устойчивость бюджетной политики. Примерно то же делают Португалия и Латвия.

Борясь с бюджетным дефицитом, страны стараются не забывать об экономическом росте. Так, бывшая еще десятилетие назад образцом для российских лидеров Португалия понижает ставки налогов, уплачиваемых с зарплаты. А чтобы бюджет не понес потерь, повышает НДС. Ожидаемый эффект: снижение экспортных цен благодаря уменьшению трудовых издержек (при экспорте НДС не уплачивается) и рост цен на импорт. Такая налоговая настройка — неплохой заменитель девальвации в условиях, когда страна не может понизить курс своей валюты, повышая тем самым конкурентоспособность отечественных товаров.

Совсем другая история с бюджетами стран, добывающих нефть (28 государств, включая Россию). По расчетам US Energy Department, только страны ОПЕК получат в этом году более $1 трлн нефтедолларов (среднегодовая цена превысит $100/барр). Сырьевые доходы всех 28 стран могут достичь 30% не-нефтяного ВВП, подсчитал МВФ. Столько же получили эти страны в 2007-м, а чуть больше — лишь в рекордном 2008-м, когда цена нефти чуть не достигла $150 за баррель. Соответственно, у этих стран ухудшается бюджетный баланс (доходы бюджета без учета нефтяных в отношении к не-нефтяному ВВП). За 2007-2011 годы этот показатель, по расчетам МВФ, вырастет примерно с 18% до 25%. Нефтедобытчики в целом впервые с 2008-го сведут свои бюджеты с небольшим профицитом, прогнозирует МВФ. Но он будет раз в 5 ниже профицита того года — это означает, что у нефтяных стран сейчас меньше «подушка безопасности» на случай удешевления нефти.

Вера в устойчивый рост цены нефти позволила добывающим странам резко увеличить расходы, особенно социальные и на инфраструктуру. Этот рост тем больше, чем слабее в этих странах бюджетные институты. Например, Саудовская Аравия потратит на поддержку бедняков и религиозных организаций $43 млрд и создаст 60 000 новых рабочих мест в МВД, жителям Кувейта начиная с января обеспечена бесплатная еда на год, а алжирским госслужащим — 34%-ное повышение зарплаты, рассказывает прекрасную сказку Bloomberg. ОАЭ прокладывают электросети к городам, расположенным в пустыне. Послереволюционные правительства Туниса, Египта и Ливии идут на масштабный рост соцрасходов, чтобы оправдать свое существование. То же делают Йемен и Сирия. Весной в Саудовской Аравии власти исключили всякую возможность волнений, повысив зарплаты на 15% и заплатив («по-гречески») 2 дополнительных оклада.

Bloomberg верно подметил общий тренд: если в прошлые годы нефтедоллары арабских шейхов шли на покупку футбольных клубов, Porsche и строительство островов в океане, то нынешние, послереволюционные траты, имеют более социальный характер. Страны Персидского залива много тратят на жилищное строительство. В конечном счете все эти расходы выливаются в рост потребительского спроса — так, General Motors говорит о полуторакратном росте продаж в Саудовской Аравии. Но есть и более утонченные примеры: страны Залива наращивают финансирование университетов, а Нигерия учредила стабилизационный фонд, фонд будущих поколений и инфраструктурный фонд. Это не единственная нигерийская рифма с Россией: в африканской стране есть и своя «Стратегия-2020» (см. здесь, а его финансовую часть — тут).

На этом фоне происходящее с бюджетной политикой в России четко показывает ее вечное промежуточное положение между развитыми и развивающимися странами (сам проект бюджета см. здесь). Вроде бы бюджетный дефицит некритичный — всего 0,7 трлн рублей при расходах 12,7 трлн. По сравнению с летними расчетами доходы выросли на 1,2 трлн, а расходы — на 0,4 трлн. Но этот дефицит — явное ухудшение бюджетной ситуации на фоне более чем вероятного исполнения бюджета с профицитом в этом году (профицит за январь-август – 2,3% ВВП). И для дефицита нет никаких поводов: правительство ожидает, что нефть и дальше будет стоить около $100.

Понятно, что текущая бюджетная ситуация России очень хороша. Плохо другое — правительство четко встало на путь бесконечного наращивания расходов. Предполагается очень много трат: 20-триллионная программа по закупке вооружений, 5,5-триллионная программа по развитию Северного Кавказа с госгарантиями частным инвесторам, строящим на опасной территории курорты… И главная проблема, конечно, — неустойчивость пенсионной системы. Не дожидаясь обсуждения пенсионной реформы, правительство решило вернуть 34%-ную ставку взносов. Это не только специальное, изощренное издевательство правительства над Кремлем (в законопроекте заложена еще одна беспрецедентная шпилька — 3,3 млрд рублей на ремонт зданий на Старой площади планируется получить за счет продажи части дачного комплекса управделами президентом «Лесные дали» в поселке Успенское).

Ежегодное изменение ставок платежей с фонда оплаты труда — случай в мировой экономической политике беспрецедентный. Что после этого говорить о доверии, деловом климате и т. д. Российский пример, несомненно, вошел бы в учебники по экономической политике. Да, к счастью, назидательная сила данного казуса не слишком велика: что ставку важнейшего налога, определяющего издержки и прибыль предприятий, нельзя менять раз в год, понимают на всех континентах.

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться