«Потрясения будут, катастрофы — нет»

фото Итар-ТАСС
Что предвещает Европе и миру крах банка Dexia

Совет директоров финансовой группы Dexia SA в понедельник, 10 октября, одобрил продажу своего бельгийского подразделения Dexia Bank Belgium (DBB) правительству страны. Сумма сделки, которая сократит портфель нестратегических активов Dexia SA на €18 млрд,составит €4 млрд. Ранее стало известно, что Франция, Люксембург и Бельгия предоставят группе государственные гарантии в общей сложности на €90 млрд. 60,5% из суммы гарантий предоставит Бельгия, 36,5% - Франция и 3% - Люксембург.

То, что произошло с бельгийско-французским банком Dexia, наделавшим огромных долгов за счет формирования некачественных активов, — это вопрос к европейским регуляторам и прежде всего бельгийским, которые позволили этому банку работать на рынке неэффективно и формировать такие активы. Dexia хотел заработать на рискованных активах и в результате проиграл при обострении европейской ситуации. Судя по всему, существенная часть этих активов была связана с Грецией и, вероятно, с Италией, понижение рейтинга которой также сказалось на их цене.

Конечно, Dexia – не Lehman Brothers, но, учитывая пугливость инвесторов в сложившейся в Европе ситуации, крах даже такого небольшого банка может спровоцировать цепную реакцию — бегство вкладчиков и инвесторов из других банков. Потому что сейчас есть подозрение насчет многих крупных кредитных организаций (греческих, итальянских, французских и некоторых других), что они также являются держателями рискованных активов, в том числе греческих, итальянских и испанских. Так что Dexia сейчас активно спасают, предоставляя банку ликвидность, чтобы не допустить той самой цепной реакции.

То, что произошло с Dexia, свидетельствует прежде всего о кризисе доверия в Европе. Он еще не такой существенный, каким был в сентябре-октябре 2008 года после банкротства Lehman Brothers, но проблемы с ликвидностью уже появились.

В чем суть этого кризиса доверия? Предположим, есть опасения, что у некоей кредитной организации существенные проблемы с качеством активов, которые, к примеру, связаны с Грецией. Если эта организация обращается за межбанковским кредитом, то под такой кредит требуется очень хорошее обеспечение, а деньги предоставляются под высокие проценты.

Все это сулит большие проблемы, но я думаю, что европейский Центробанк все же предпримет шаги, связанные с количественными смягчениями, и будет предлагать ликвидность на рынке, чтобы снять проблемы с ее отсутствием. Поэтому потрясения будут, но катастрофы не произойдет.

Эти потрясения будут связаны прежде всего с Грецией. Чем раньше вскроют греческий нарыв, тем лучше будет для Европы. Именно этот нарыв и стимулирует нынешний кризис доверия, и, если его не вскрыть вовремя, может начаться гангрена, которая поразит большую часть организма. А это уже опасно для жизни.

Греческая проблема могла бы рассосаться, если бы макроэкономическая ситуация развивалась позитивно. Если бы экономики быстро развивались, плохие активы растворились бы в хороших. Но макроэкономическая ситуация сейчас не дает предпосылок для быстрого выхода из кризиса — повсюду стагнация. Поэтому надо быстрее объявлять дефолт Греции, реструктурировать долг и т. д. Это, конечно, потрясет финансовые рынки большинства стран, но количественные смягчения помогут минимизировать негативные последствия. И дальше ситуация в мировой экономике будет развиваться уже на более здоровой основе.

Ну а потом нас ждет тяжелый выход. Всем европейским странам и США придется снижать бюджетные расходы. А это будет означать снижение внутреннего спроса, что приведет к стагнации производителей. И пока не будут найдены драйверы роста (новые проекты, технологии, куда устремятся мировые инвесторы), которые потащат экономику вверх, она будет развиваться очень вяло.

Как такового глобального кризиса, когда происходит абсолютное падение объемов производства, на мой взгляд, не будет. Будет стагнация. Все-таки спрос сейчас находится на таком уровне, что они вряд ли существенно снизятся.

[processed]

Новости партнеров