Главный по Домодедово

Как группа «Ист Лайн» решала свои проблемы раньше и кто может ответить за Домодедово на этот раз

Автор — заместитель главного редактора газеты «Гудок»

На первый взгляд, очень скорое высказывание президента Дмитрия Медведева о том, что менеджмент Домодедово должен ответить за теракт в аэропорту, сулит «Ист Лайну» печальное будущее. Чрезвычайных ситуаций подобного масштаба в истории группы, управляющей крупнейшим в стране аэропортом, еще не было. Но из более простых, но очень острых ситуаций группа выходила не раз.

Впервые это произошло немногим более 10 лет назад. В июле 2000 года в аэропорту города Когалым произвел вынужденную посадку арендованный авиакомпанией «Ист Лайн» самолет ИЛ-76, выполнявший грузовой рейс по маршруту Шеньян (Китай) — Иркутск — Москва. Причем выяснилось, что при взлете в иркутском аэропорту он повредил аэродромное оборудование. Для спокойной нефтяной столицы «Лукойла» такая посадка — серьезное ЧП, и представитель «органов» был вызван среди ночи в аэропорт. Очевидцы рассказывают, что на требование представителей авиационных властей, таможни и ФСБ открыть аппарель (подъемный люк) и предъявить нерастаможенный груз экипаж отвечал крайне уклончиво и сделать этого «не сумел». На борту находились очень плотно утрамбованные 22 т лишнего груза. Это был китайский ширпотреб, который, в основном, шел на московский рынок, чье имя стало нарицательным.

Дальше произошло совершенно нехарактерное для российской действительности явление. «Договориться с таможней» (и не только с ней) не удалось, хотя были и попытки, и давление. Уголовное дело по факту контрабанды было возбуждено и оперативно передано в Следственное управление ФСБ.

Естественно, эта ситуация была названа компанией недоразумением. А когда в сентябре того же года следствие стало проявлять активность, последовала команда развернуть все находившиеся в полете воздушные суда обратно в Китай. Но два из них из-за отсутствия авиатоплива все же сели в аэропортах Новосибирска и Нижнего Новгорода. Причем после приземления экипажи скрылись, а на обоих бортах оказался перевес соответственно на 18 т и 11 т.

Уголовное дело было завершено, но оказалось на удивление тихим. ФСБ занималась им почти пять лет, а кончилось все условными сроками для менеджеров уровня ниже среднего. Хотя в ходе расследования уже в Москве задерживали эшелоны автофургонов с контрабандой, выходящие с таможенных складов.

Закончилось дело сразу после того, как «Ист Лайн» авиакомпанию продал и полностью ушел с рынка поставок ширпотреба из Китая на московские рынки, которыми успешно занимался почти 13 лет. Заодно из группы Дмитрия Каменщика исчезло и активно формировавшееся машиностроительное подразделение во главе с производителем электропоездов для «Аэроэкспресса» Демиховским заводом в Московской области. Оно досталось «Трансмашхолдингу». И зарабатывать на всем этом стали совсем другие люди.

Внешне все выглядело вполне логично. Вот как об этом в марте 2004 года говорил сам Дмитрий Каменщик: «После серии консультаций осенью 2003 года совет директоров «Ист Лайна» принял решение сосредоточить бизнес группы на наземной инфраструктуре гражданской авиации, а эти активы признать непрофильными и в перспективе продать. Кому-то интересны наши грузовые авиаперевозки, кому-то — отдельные заводы нашего машиностроительного холдинга». Судя по тому, как тихо завершилось громкое дело о контрабанде, попал этот бизнес, видимо, в надежные и очень заинтересованные руки.

Но и на земле начались проблемы. В феврале 2005 года Росимущество добилось расторжения 75-летнего договора с «Ист Лайном» на аренду аэродрома Домодедово, а затем оспорило сделку, по которой группа получила аэровокзал. Но неприятности длились недолго. За несколько дней до наступления 2006 года председатель Росимущества Валерий Назаров, которого многие причисляют к близкому окружению Владимира Путина, рассказал, что длительный и острый спор завершился мирно. «Ист Лайн» согласился платить за аренду аэродрома не 3 млн рублей в год, как раньше, а $1,2 млн. (Именно тогда из уст Назарова впервые прозвучала и новая для этой группы фамилия: «Согласие «Ист Лайна» есть, а председатель совета директоров г-н Коган согласовал эту цену»).

Группа никогда не отличалась информационной открытостью в сфере собственности и уж тем более не раскрывала бенефициаров материнской компании FML Limited с офшорного острова Мэн. По умолчанию главным из них считался Дмитрий Каменщик. Но тут выяснилось, что мажоритарной долей в схеме управляет представляющий «группу инвесторов» Валерий Коган, который курирует «внешние связи». Возглавил совет директоров он все в том же 2004 году, когда у «Ист Лайна» были большие проблемы. Каменщик же, если верить источникам, оказался младшим партнером, занимающимся решением оперативных вопросов.

Официальной информации о Валерии Когане немного: год рождения 1951-й, образование высшее экономическое, проходил срочную службу в частях Военно-морского флота, имеет большой опыт административно-хозяйственной и дипломатической работы (судя по тому, как «Ист Лайн» решает свои проблемы, очень успешный опыт).

В 2009 году израильская газета «Едиот Ахронот» выяснила, кто заплатил астрономическую для страны сумму в 110 млн шекелей (около $30 млн) за пентхаус в жилом комплексе на тель-авивской набережной. По версии издания, речь шла о «приятеле Путина Валерии Когане», активно скупавшем дорогую израильскую недвижимость. Тогда же израильские СМИ со ссылкой на одного из живущих в Израиле русскоязычных олигархов (а их круг не так широк, чтобы не догадаться, о ком идет речь) сообщали, что Коган — «бизнесмен, известный близостью к президенту Путину» и что «будет неудивительно, если мы увидим Путина в гостях у своего друга в Кейсарии».

А в апреле 2010 года издание «Маркер» выяснило, что Дмитрий Каменщик вообще не входит в состав совета директоров FML Limited. Зато в нем есть Валерий Коган.

И если ответственным за теракт (да и за декабрьский энергетический коллапс) от группы «Ист Лайн» будет «назначен» Дмитрий Каменщик, то никакого передела собственности, который мог бы, например, отрицательно повлиять на судьбу возможного IPO, не произойдет. Ведь передел этот, похоже, уже давно состоялся. И на рынок будут выводить акции не российского Домодедово, а FML Limited, где «проштрафившегося» Каменщика попросту нет. Останется только убедить потенциальных инвесторов в том, что два ЧП в одном аэропорту с интервалом в месяц — это совпадение. А вот это сделать будет гораздо сложнее, чем решать вопросы в России.

Автор — заместитель главного редактора газеты «Гудок»

Новости партнеров