Операция «Деньги в обмен на власть» в исполнении четы Лужковых

фото Василий Шапошников / Коммерсант
Почему к бывшей владелице «Интеко» Елене Батуриной не применили методы, испытанные на опальных олигархах

Елена Батурина и ее муж, экс-мэр Юрий Лужков, завершают долгосрочную бизнес-операцию «деньги в обмен на власть». Владелец Бинбанка Микаил Шишханов в партнерстве с «дочкой» Сбербанка — «Сбербанк Инвестиции» — покупают главный актив Батуриной в России, ЗАО «Интеко».

Сумма сделки не разглашается. Если основываться на оценке, оказавшейся в распоряжении marker.ru, она может составить примерно $400 млн. При этом состояние Еленой Батуриной, занимающей 77-е место в рейтинге Forbes, в апреле 2011 года оценивалось в $1,2 млрд. Главный фактор снижения цены — большой долг компании, который превысил $1 млрд.

Его обслуживание, если судить по недавним заявлениям ВТБ, давалось «Интеко» в последнее время весьма непросто. Бурного подъема рынка недвижимости, на котором выросли все крупные столичные игроки, не наблюдается. Продажи квартир и офисов, главный источник доходов «Интеко», идут ни шатко ни валко, несмотря на оптимистические вопли столичных риелторов. То есть погашать долги надо, а текущих доходов не так и много. Выручка «Интеко» в 2010 году упала по сравнению с 2009 годом в 1,8 раза — до 29,98 млрд рублей с 54,42 млрд. Чистая прибыль составила около 100 млн рублей, тогда как в 2008-2009 годах компания получила убытки в объеме 3,03 млрд и 38,15 млрд рублей соответственно. Для сравнения: в 2006 году чистая прибыль компании составила 27,6 млрд рублей.

Развиваться компания толком не может. В отличие от золотых лужковских времен «Интеко» не получает для строительства новые площадки, сконцентрировавшись на доведении уже начатых объектов. Рано или поздно этот ресурс был бы исчерпан.

Очевидные проблемы у Батуриной и с получением новых кредитов. Один из главных кредиторов компании, Банк Москвы, денег на строительство больше не дает; он их теперь сам получает от государства для собственной санации. ВТБ и Сбербанк не имеют ни политических, ни экономических стимулов для продолжения поддержки «Интеко». Так что продажа Батуриной строительных активов закономерна и прогнозируема.

Но кроме жесткой бизнес-логики в сделке просматривается и логика политическая. Ничего не попишешь: состояние Батуриной — прямая производная от ресурсов и влияния Юрия Лужкова. Девелопмент — один из самых политически зависимых видов бизнеса в России, идет ли речь о предоставлении новых участков, согласовании документов или получении государственных контрактов на застройку. Инвестируя в строительный бизнес, лучше смотреть не на финансовые показатели компаний, а на их лоббистские возможности.

Продешевила ли Елена Батурина, продавая свои активы в России? Ответ на этот простой вопрос тоже не умещается в рамки бизнес-логики. За год с момента отставки Юрия Лужкова Батурина потеряла несколько крупных объектов общей стоимостью $500 млн. При этом ФАС пока не одобрила продажи Верхнебаканского цементного завода «Росцемементу» Льва Кветного.

Трудная жизнь? Однако при этом Елена Батурина в суде отстояла права на большой объект «Сетунь-хиллс», не позволив федеральным властям забрать дорогую землю на западе столицы (площадь — 727 000 кв. м). Кроме того, Елена Батурина продала долю в комплексе City Palace (169 000 кв. м) в ММДЦ «Москва-Сити» владельцу ММК Виктору Рашникову.

А теперь представьте себе, к примеру, Евгения Чичваркина, который не спеша, больше года торгуется за «Евросеть». Или же владельцев «Арбат-Престижа» Владимира Некрасова и Семена Могилевича, выигрывающих в суде у налоговой службы не после разгрома компании, а сразу по предъявлении налоговых претензий. И не из тюрьмы, а из австрийских или английских поместий. Про случай ЮКОСа вспоминать просто бессмысленно.

Уходя, чета Лужковых преподала много уроков бизнесу и обществу. Какова бы ни была итоговая сумма сделки по продаже «Интеко», очевидно, что Батурина выиграла в одном — федеральная власть не смогла применить к ней методы, которые использовались в борьбе со многими опальными олигархами. Возможно, власть опасается, что, запуская настоящую войну с Лужковым, она открывает «ящик Пандоры». Может быть, руководители страны и вправду считают, что негоже так расходиться с семьей политика и чиновника, претендовавшего в конце 1990-х на роль первой скрипки в стране. Все эти версии в сумме, однако, удивительным образом подтверждают, кто является главным выигравшим эпохи Путина. Даже в самых неблагоприятных условиях политической конъюнктуры у лидеров кланового капитализма по-русски всегда есть возможность уйти из страны не спеша и не с пустыми руками. Крупный бизнес наверняка хорошо выучит этот урок.

Для общества же ключевая проблема формулируется совсем по-другому. Беда не в том, что модель им. Ю. М. Лужкова показала свою долгосрочную состоятельность, и даже не в том, что так же закончатся русские дни, месяцы и годы других высокопоставленных чиновников. Главная проблема — что подавляющее большинство населения в этой истории ничего не поймет. А те, кто понимает, голосуют ногами.

[processed]

Новости партнеров