$59.61
63.75
ММВБ2159.96
BRENT55.51
RTS1138.99
GOLD1210.48

Антитеррористическая лингвистика

читайте также
Вышел январский номер Forbes Все о технологиях продления жизни — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Вышел декабрьский номер Forbes Все об Алексее Улюкаеве — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Сергей Романчук: "Если вы не знаете, откуда изымается прибыль, то, скорее всего, ее делают на вас" Жизнь после «Копейки». Александр Самонов возвращается в ритейл Все о выборах президента в США — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о проблемных банках — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Вышел ноябрьский номер Forbes Все о бриллиантах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Все о роботах — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Экс-сенатор Лебедев продолжит судиться с Вексельбергом и Блаватником за $2 млрд Советы для инвесторов — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Лекция Ольги Кузиной «Методом проб и ошибок: финансовые стратегии населения в 1991-2016» Все о хоккее — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Следственный комитет прекратил преследование Дмитрия Каменщика Как автодилеры справляются с кризисом Вышел октябрьский номер Forbes Все о выборах 2016 года — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad Скоростной режим: зачем американский миллиардер купил «Формулу-1» Состав для энергетика: выходцы из РАО ЕЭС чаще других привлекают внимание силовиков

Антитеррористическая лингвистика

Максим Кронгауз Forbes Contributor
Дело Роскомнадзора против «Ведомостей» лишний раз доказывает, что лингвистическая экспертиза на предмет экстремизма просто не нужна

Автор — лингвист, профессор, доктор филологических наук, заведующий кафедрой русского языка, директор Института лингвистики РГГУ

В цепочке скандалов, связанных с лингвистическими экспертизами, нынешний, произошедший с газетой «Ведомости», стал своего рода кульминацией, а все происходящее напоминает фантасмагорию, тем более удивительную, что дело происходит в суде. Какой же вывод из этого можно сделать?

Читаю новости. Организация Роскомнадзор вынесла газете «Ведомости» письменное предупреждение, поскольку усмотрела публичное оправдание террористической деятельности в статье Майи Кучерской «Вечные ценности. Провал коммуникации». Статья была опубликована в апреле, предупреждение вынесено в июне. Газета оспорила предупреждение в суде и представила мнения специалистов из Института русского языка РАН, с факультета журналистики МГУ и РУДН, которые не усмотрели в статье оправдания терроризма. Но на судебном заседании 9 ноября Роскомнадзор представил экспертное заключение, на основании которого и было вынесено предупреждение. Авторство заключения принадлежало профессору ГУ-ВШЭ, заведующей кафедрой словесности Елене Пенской.

Однако, по словам юриста «Ведомостей», заключение не содержало ни выходных данных, ни печати ГУ-ВШЭ, что вызвало сомнение в его подлинности. На запрос «Ведомостей» ответил один из проректоров ГУ-ВШЭ: запросы от Роскомнадзора о предоставлении кандидатуры для написания заключения на эту статью не поступали, решения о назначении Пенской в качестве эксперта по этому делу не принималось. Более того, ректор ГУ-ВШЭ Ярослав Кузьминов в переписке с редакцией газеты заявил, что Елена Пенская вообще не писала заключения и готова это подтвердить. В беседе с юристом «Ведомостей» Елена Пенская отказалась от авторства, сказав, что не является лингвистом, не писала заключения и не имеет к нему никакого отношения. Если журналисты ничего не перепутали, то настоящий скандал еще предстоит, и это будет всем скандалам скандал.

Абсурдность ситуации усиливается, если знать, что Майя Кучерская — доцент кафедры словесности ГУ-ВШЭ, той самой, которой заведует Елена Пенская.

Имел ли здесь место подлог или какая-то другая юридическая неловкость, я не знаю. Суд разберется. Или по крайней мере так говорится, что суд разберется. Но для меня очевиден один факт. Лингвистическая экспертиза, связанная с делами по обвинению в экстремизме, во многом скомпрометировала себя. Эксперта (а в последнем случае — экспертное мнение при отсутствующем эксперте) очень часто используют для того, чтобы обвинить кого-то в экстремизме, задавая ему прямой вопрос, является ли данное высказывание или текст экстремистским. Лингвист не должен отвечать на такой вопрос, поскольку положительный ответ фактически сразу подводит человека под статью, а лингвист ни в коем случае не является судьей.

Совершенно очевидно, что если высказывание разжигает и призывает, то оно призывает и разжигает массы. То есть массы способны разобраться в этом без помощи лингвиста. Значит, способен это сделать и суд, но юристам проще переложить ответственность на эксперта, а это в свою очередь означает определенную неуверенность в толковании закона. Слово «экстремистский» следовало юридически определить до того, как оно вошло в текст закона, а не делать это каждый раз для каждого конкретного случая с помощью эксперта.

А пока, мне кажется, лучше не писать экспертизы такого рода.

Автор — лингвист, профессор, доктор филологических наук, заведующий кафедрой русского языка, директор Института лингвистики РГГУ