Наши коллеги были арестованы, потому что искали правду

Вальтер Майер Forbes Contributor
Мы боимся за их судьбу

Мы, редакция BILD am SONNTAG, очень обеспокоены. Речь идет о двух наших коллегах, репортере и фотографе. Уже 42 дня они содержатся под арестом в Иране — в одиночных камерах, в ужасных условиях. Мы надеялись, что усилия дипломатов помогут быстрому освобождению журналистов. Все средства массовой информации Германии поддержали нас, и за это мы им очень благодарны. Но в прошлый понедельник нашей надежде был нанесен серьезный удар.

Центральное иранское телевидение в вечерней передаче выставило наших коллег перед миллионной аудиторией. Мы несколько раз смотрели эту видеозапись в редакции. Мы видим, что нашим коллегам плохо, что они страдают. Нам больно видеть их взгляд. Мы не можем расслышать их слов, мы слышим только то, что говорит иранский телеведущий. Когда еще граждане Германии подвергались такому унижению со стороны органов юстиции иностранного государства?

В чем состоит преступление наших коллег? Вся их вина в том, что они проявили журналистское любопытство! Они были арестованы, потому что искали правду!

Репортер и фотограф поехали в начале октября в город Тебриз на севере Ирана, чтобы узнать о судьбе Сакине Аштиани — 43-летней учительницы народной школы, которую приговорили к побиванию камнями за супружескую измену! Ни один человек в нашей стране не может представить себе что-либо подобное, но в Иране действительно существует закон об ответственности за внебрачное сожительство. В нем говорится, что супружеская измена может караться смертью. Правда, сейчас этот закон пересматривается и побивание камнями в настоящее время не практикуется. Однако женщине по-прежнему грозит смертная казнь через повешение. И это происходит в нашем глобализованном мире, мире цифровых технологий, в котором от Берлина до Тегерана люди слушают одни и те же песни.

Наши сотрудники поехали в Иран, чтобы на месте расследовать историю несчастной женщины. Они хотели узнать истину из первых рук, потому что поисковой системы Google недостаточно, чтобы понять всю подоплеку, потому что ничто не заменит репортерского взгляда.

Можно было бы предположить, что поиск истины в интересах Ирана: представители этой страны постоянно жалуются, что на Западе появляются вымышленные истории об Аштиани. Однако Иран всеми возможными способами затрудняет западным СМИ освещение этого события.

Ровно шесть недель назад, вечером 10 октября, наши репортер и фотограф вместе с сыном Аштиани и ее адвокатом были арестованы в Тебризе прямо в здании адвокатской конторы.

Нарушение визового режима, в котором обвиняются репортер и фотограф, во всем мире наказывается предупреждением, высылкой и денежным штрафом. Но прокурор в Тебризе пытается обвинить наших сотрудников в шпионаже. Это абсурдно. Иранским властям хорошо известно, что они просто журналисты.

У наших коллег на 43-й день заключения даже нет адвоката. Сотрудникам немецкого посольства в Тегеране, которые принимают и профессиональное, и человеческое участие в судьбе обоих журналистов, разрешают лишь короткие разговоры с арестованными.

Какой справедливости мы можем ожидать от юстиции, которая грозит смертью женщине только за то, что она, возможно, поцеловала мужчину, который не понравился ревнителям веры, или тайной полиции, или злым соседям? И все же нужно надеяться, что немецким дипломатам и политикам удастся побудить Иран освободить наших коллег. Чем дольше длится это дело, тем важнее внимание общественности.

Мы требуем от имени семьи и друзей наших репортеров справедливости для заключенных! Это означает немедленное освобождение наших коллег, сына госпожи Аштиани и ее адвоката.

Мы требуем, чтобы сотрудники немецкого посольства имели право постоянно посещать наших коллег до их освобождения — это предусматривается Венской конвенцией, подписанной Ираном.

Мы призываем правительство в Тегеране защитить наших коллег от унизительного обращения, как это предписано ст. 39 Конституции Исламской республики Иран.

Знатоки Ирана утверждают, что это сложный случай. Здесь замешаны иранская внешняя и внутренняя политика, пропаганда, соперничающие центры власти, фанатики и представители умеренных кругов, ведущие борьбу между собой.

Все может быть. Но я убежден, что в сущности речь идет об очень простых вещах. Можно ли любить того, кого любишь? Можно ли жить так, как хочешь? Можно ли говорить то, что думаешь? Можно ли задавать вопросы, если видишь несправедливость?

Речь идет о свободе. А свобода печати — это индикатор свободы.

Дни в камерах Тебриза тянутся долго, они складываются в недели и месяцы. В эту пятницу, 26 ноября, у одного из наших журналистов день рождения, ему исполняется 45 лет. Я прошу вас, дорогие читатели, вспомните в этот день о нем и о его коллеге. Надо, чтобы они вернулись домой как можно скорее!

Редакции российских изданий Forbes, Computer Bild, Geo, OK!, «Биография» присоединяются к требованию Вальтера Майера. Мы надеемся, что наши коллеги по издательскому дому Axel Springer будут освобождены в самое ближайшее время.

Новости партнеров