Мир после Усамы

Андрей Бабицкий Forbes Contributor
Что теперь будет с «Аль-Каидой»? С терроризмом? Повысил ли свои шансы Обама? Эксперты разошлись во мнениях

Англоязычные комментаторы, особенно комментаторы американские, не спорят о том, существовал ли Усама бен Ладен на самом деле, следовало ли его убивать и как к этому относиться. Более того, последние два дня — редкий период в недавней истории США, когда газетные полосы справа и слева готовы хвалить президента Обаму. На этом, впрочем, согласие заканчивается. Договорившись о прошлом, все видят разное будущее. Как заметил управляющий редактор журнала Foreign Policy Блейк Хауншелл, если из разговоров о последствиях убийства Усамы что-то и стало ясно, так это то, что можно найти комментатора в поддержку любого тезиса. Надо ли продолжать сотрудничество с Пакистаном или, напротив, объявить страну изгоем? Что будет с «Аль-Каидой» после смерти ее лидера? Повысил ли Обама свои шансы на переизбрание? Вот три основных вопроса, в ответах на которые не сходятся эксперты.

Пакистан — друг или враг?

Госсекретарь США Хиллари Клинтон сказала в официальном заявлении, что «тесное сотрудничество с Пакистаном помогло нам оказывать беспрецедентное давление на «Аль-Каиду» и ее лидеров». Продолжение этого сотрудничества, добавила она, будет еще важнее впоследствии, поскольку «мы не должны забывать, что битва с «Аль-Каидой» и ее синдикатом террора не закончилась со смертью бен Ладена». Другие официальные лица — включая и президента Обаму — тоже воздержались от недипломатических высказываний в адрес страны, которую в американской прессе все чаще называют frenemy (это слово можно перевести на русский как «вруг»; сходное «драг» уже используется в другом контексте).

Журналист Кристофер Хитченс, неоднократно бывавший в Афганистане и Пакистане, обращает внимание на место, ставшее последним убежищем Бен Ладена — городок Абботтабад, служащий, по его мнению, чем-то вроде пенсионного рая для ветеранов пакистанских спецслужб. «Если вы скажете мне, что остановились в симпатичном огороженном доме в Абботтабаде, я скажу вам, что вы — дорогой гость военного истеблишмента, получающего каждый год несколько миллиардов долларов помощи от США. Происходящее просто не укладывается в голове». Мученика из Аббаттобада больше нет, пишет Хитченс, но люди, которые его прятали и прикрывали, никуда не делись. Победная речь Обамы будет полностью лишена смысла, если он ожидает, что мы продолжим финансировать и вооружать тех самых людей, которые превратили погоню за бен Ладеном в такое долгое и мучительное предприятие.

Знаменитый писатель индийского происхождения Салман Рушди вторит Хитченсу. Усама бен Ладен, пишет он на сайте Dailybeast, жил в 700 м от военной академии в Абботтабаде — местного аналога Вест-Пойнта, и в 100 с небольшим километрах от Исламабада. В большом доме, лишенном телефонной линии и интернета. И мы должны верить, что пакистанцы об этом не подозревали и что спецслужбы не помогали ему там жить и оттуда управлять «Аль-Каидой», принимая и отсылая курьеров, — в течение пяти лет?

В то время как мир готовится к новым атакам террористов, мстящих за своего лидера, продолжает Рушди, он должен потребовать от Пакистана дать удовлетворительные ответы на очень трудные вопросы. А если ответов не последует, возможно, настало время объявить Пакистан террористическим государством и изгнать из сообщества наций.

«Аль-Каида» — все еще угроза?

Мало кто сомневается, что террористы попытаются совершить какие-нибудь акты мести. Споры ведутся о том, представляет ли «Аль-Каида» угрозу — и какую угрозу — после смерти бен Ладена. Сходясь в том, что бен Ладен в последнее время не слишком активно занимался оперативным управлением своей террористической сети, комментаторы по-разному глядят на политические перспективы «Аль-Каиды» в свете революций на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Сопредседатель группы по изучению исламизма и международного порядка в Институте Гувера Фуад Аджами пишет в Wall Street Journal, что «Арабская весна» просто сокрушила мир джихадистов». Это рискованное предположение, добавляет он, но, кажется, арабы устали от насилия.

На сайте «аль-Джазиры» ветеран ЦРУ (и бывший директор контртеррористического центра управления) Роберт Греньер замечает, что «те самые люди в арабском мире, чьи интересы — по собственным уверениям — и защищал бен Ладен, показали полную несостоятельность его посылки». Арабская молодежь доказала, продолжает он, что средства освобождения находятся и всегда находились в ее собственных руках. А самое главное, мир, который пытаются построить творцы арабских восстаний, не имеет ничего общего с мрачным обскурантизмом бен Ладена и его ближайших последователей.

Поводов для радости не видит глава Совета национальной безопасности США при Клинтоне и двух Бушах Ричард Кларк. Для многих идеологов исламизма, пишет он в New York Times, «Арабская весна» лишь сносит преграды на пути к построению халифата. Эта цель неизменна, как и готовность использовать для ее достижения террористические методы. Кроме того, как и многие коллеги, Кларк напоминает, что «Аль-Каида» представляет собой децентрализованную структуру, своего рода франшизу, которая не слишком зависит от личности своего главнокомандующего.

Улучшил ли Обама свои шансы на переизбрание?

Несмотря на то что даже самые консервативные комментаторы отдали должное Обаме, не все готовы автоматически признавать, что убийство главного врага Америки решило исход следующих выборов. Один из скептиков, сотрудник Института политических инноваций в Далласе Мерил Мэтьюз, напоминает читателям Forbes, что у американских избирателей короткая память. Он приводит в пример события 1991 года, когда США под предводительством Джорджа Буша и с санкции ООН проводили операцию «Буря в пустыне». Перед вторжением рейтинг Буша колебался возле 60%, в следующие месяцы вырос до 87%. «Весной 1991 года, за полтора года до выборов, я думал, что никто не сможет победить Буша, — пишет Мэтьюз, — но эйфория скоро закончилась, и экономические вопросы снова вышли на первое место».

В любом случае Обама заработал много политических очков и поставил республиканцев не в самое выгодное положение, считает спичрайтер Джорджа Буша-младшего Уильям Макгёрн. В колонке в The Wall Street Journal он напоминает, что Обама сделал то, на что оказались неспособны его предшественники-демократы. «Убийство бен Ладена — это не ракетный удар по суданской фабрике (подозреваемой в производстве химического оружия), предпринятый Биллом Клинтоном. И не неудачная попытка спасти заложников в Тегеране, предпринятая при Джимми Картере».

Обама, считает Макгёрн, доказал свою решительность тем, что, во-первых, авторизовал сухопутную операцию на территории Пакистана, а во-вторых, не поставил местные власти об этом в известность. Теперь у него есть возможность — редкая для демократа — выглядеть человеком, готовым защищать американский народ бескомпромисснее, чем республиканские оппоненты. Республиканцам в такой ситуации придется непросто.

[processed]

Новости партнеров