Нобелевский комитет исправился

Элла Памфилова Forbes Contributor
фото East News/AFP
Ненасильственная борьба — это то, что заслуживает премии мира. В отличие от обещаний, за которые в свое время дали Нобеля Бараку Обаме

Нобелевскую премию мира присудили трем женщинам: первому демократически избранному президенту Либерии Элен Джонсон-Серлиф, либерийской активистке Лейма Гбове, и правозащитнице из Йемена Таваккуль Карман. Лауреатами премии они стали за «ненасильственную борьбу за безопасность женщин и за их право на участие в построении мира».

Мне очень нравится столь мудрый выбор Нобелевского комитета. Прежде всего, потому что премия вручена за «ненасильственную борьбу». Умение добиваться целей ненасильственным способом — это очень актуально в нашем агрессивном мире. Сейчас мало кто это умеет делать. На мой взгляд, многим нашим политикам-мужчинам, руководителям многих государств, стоило бы поучиться у этих женщин добиваться своих целей такими методами. И мне кажется, что такое решение Нобелевского комитета — это своеобразный посыл мировым лидерам: учитесь у этих женщин решать проблемы, не прибегая к насилию.

Мудрость этого выбора состоит также в важности поддержки женщин, защите их прав в развивающихся странах Африки и Азии. Эта проблема очень актуальна для мусульманского мира.

Если брать лауреатов премии предыдущих лет, то, несмотря на мое очень хорошее отношение к Бараку Обаме, вручение ему премии в 2009 году вызвало, мягко говоря, недоумение. Потому что премия фактически выдавалась как аванс, когда он только пришел на президентский пост. Естественно, премия, присужденная в этом году, более логична и своевременна. Более того, она закладывает зерна для перспективного развития человечества.

Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы и наши соотечественники находились среди нобелевских лауреатов. Надеюсь, что в России в ближайшее время созреют достойные кандидаты. У нас сейчас для этого очень благодатная почва.

Вообще, если говорить о российской ситуации и о том, могли бы у нас сработать те ненасильственные методы, которые сработали в Африке, то, я думаю, что могли бы. Хотя и не так быстро, как, может быть, нам бы хотелось. В России на это работают объективные законы развития (общественные, политические, биологические). И опираясь на эти законы, ситуацию в стране можно поменять без всяких революций и бунтов. На это потребуется очень большая концентрация усилий, общественная солидарность, терпение и время. Но шанс такой есть, я в это верю.

Вообще мы сейчас находимся между двумя крайностями: критическое большинство граждан достала нынешняя закостенелая, мертвая политическая система, которая тормозит развитие страны. С другой стороны, наш народ, много перестрадавший, боится страшного русского бунта. И это чувство заставляет многих наших граждан находиться в пассиве. Но этот пассив не инертный, и сейчас он находится в раздумье, как из этой ситуации выходить.

[processed]

Новости партнеров