Что теряет Россия от войны в Ливии

Наибольшие убытки от конфликта в Ливии несут российские оружейники и РЖД. Остальных выручат страховщики и рост цен на нефть и газ

Каждое утро Сергей Журавлев, гендиректор псковского завода «Псковэлектросвар» с замиранием сердца ищет в интернете сводки военных действий в Ливии: нет ли новостей о судьбе рельсосварочного завода, построенного его предприятием в голой пустыне вблизи города Рас-Лануфа. Там находится и база «дочки» РЖД «Зарубежстройтехнология», которая строила высокоскоростную магистраль. Единственная опубликованная в сети карта бомбежек оптимизма не внушает: Рас-Лануф обстреливала и коалиция, и самолеты Каддафи. Объем инвестиций в этот завод Журавлев не называет, но общая сумма подписанного РЖД в 2008 году контракта составляла €2,2 млрд. Как заявил год назад Юрий Николссон, гендиректор подрядчика трассы «Зарубежстройтехнология», работы в Ливии были выполнены на 10–15%.

В РЖД цифры потерь не называют, но признают, что в зависимости от исхода ливийских событий компания может либо продолжить работу по контракту, либо забыть об этих инвестициях. По подсчетам соруководителя аналитического отдела «Инвесткафе» Дмитрия Адамидова, прямые убытки железнодорожников от конфликта могли составить $150–200 млн. Однако, по его сведениям, РЖД предусмотрительно застраховала свои риски от форс-мажорных ситуаций, «так что это в основном не прямые потери, а упущенная выгода».

Сотрудничество России с Каддафи возобновилось три года назад после долгой размолвки, вызванной разногласиями из-за размера старых, еще советских времен, ливийских долгов за поставки оружия. Президент Путин списал тогда Ливии $4,5 млрд долга в обмен на контракты для российских предприятий. Первым как раз был подписан договор с РЖД, а «Газпром» заключил соглашение о поощрении и защите капиталовложений. Теперь, когда ввели международное эмбарго на поставки Ливии оружия, «Рособоронэкспорт» недосчитается $4 млрд, признался глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов.

Агентство Reuters со ссылкой на источник в «Татнефти» сообщило, что компания уже потеряла в Ливии $100 млн «по капвложениям», но есть и другие списания. По прогнозу президента Татарстана и председателя совета директоров компании Рустама Минниханова, «Татнефть» может потерять $240–260 млн, если власть в Ливии сменится и контракты будут признаны недействительными.

По подсчетам аналитика «Инвесткафе» Григория Бирга, недополученная прибыль «Газпрома» из-за остановки совместного с Wintershall проекта составит около 2-2,5 млрд рублей за год, что «незначительно для такой крупной компании». При этом Михаил Корчемкин, исполнительный директор East European Gas Analysis, отмечает, что после прекращения поставок ливийского газа в Италию «Газпром» увеличил экспорт в эту страну, и «это уже принесло ему более $300 млн дополнительной выручки».

Выходит, потери нефтегазовых компаний могут быть с лихвой покрыты будущими прибылями от роста цен, да и строители с поставщиками оборудования внакладе не останутся. Как рассказал представитель одной из компаний, во многих случаях поставки были предоплачены.

[processed]

Новости партнеров