Китай научит Северную Корею капитализму? | Forbes.ru
сюжеты
$58.77
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.26
RTS1148.27
GOLD1256.54

Китай научит Северную Корею капитализму?

читайте также
+89 просмотров за суткиОт Мураками до Гоцяна: художники Азии, которых нужно знать в лицо +108 просмотров за суткиКак иностранцу выжить в Китае и не съесть случайно змею +64 просмотров за суткиСмерть от порезов: ваш бизнес в Китае не выживет без связей и блата +77 просмотров за суткиЭтнический капитал. Китайские диаспоры начали захватывать экономики стран мира Сухой паек: нефтегазовые гиганты не могут найти альтернативу западному финансированию +35 просмотров за суткиСила ветра и солнца. «Чистая» энергетика Китая стала мощнее всей российской электроэнергетики +8 просмотров за суткиЛицо революции: как развивались права женщин в Северной Корее +6 просмотров за суткиСорок отважных и МГУ: что привезли в Гуанчжоу российские предприятия +5 просмотров за суткиОпыт двадцатилетия. Стоит ли ждать повторения азиатского кризиса в ближайшем будущем Отложенный эффект: наказала ли Москва Северную Корею за ракетно-ядерный авантюризм Ло Янь, №40 в списке выдающихся деловых женщин КНР: «В Китае у женщин и мужчин равные возможности» +5 просмотров за суткиНефтяные юани и борьба за китайский рынок: кому выгоден отказ от нефтедоллара Настоящее наше. «История русской изобретательской мысли» Тима Скоренко и другие книги октября Made in China: чем Россия и Китай могут быть полезны друг другу +15 просмотров за суткиЗа честный бизнес: как не попасться на удочку китайским аферистам +8 просмотров за сутки«Криптобог» заговорил: Бутерин обозначил главные проблемы блокчейн-систем Недвижимость дорожает, миллиардеры богатеют: в китайском списке Forbes сменился лидер Фермерское хозяйство. Как устроена жизнь в окружении машин, добывающих биткоины +4 просмотров за суткиВосточный вектор. Индия и долина реки Меконг как альтернатива Китаю Запрет на бензиновые и дизельные автомобили в Китае: что будет с ценами на нефть Ма Хаутен разбогател за полдня почти на $1 млрд, но так и не смог обойти Джека Ма
Новости #Китай 16.06.2011 14:23

Китай научит Северную Корею капитализму?

Андрей Ланьков Forbes Contributor
КНДР пытается сотрудничать с Китаем, не создавая риска для своего режима

В середине июня было официально сообщено о том, что на границе Китая и Северной Кореи создаются две специальные экономические зоны (СЭЗ). Одна из них находится на крайнем северо-востоке КНДР, в порту Раджин, а другая — в окрестностях города Синыйджу, на северо-западе страны. Некоторые комментаторы уже поспешили заявить, что теперь и КНДР, мол, становится на путь реформ.

Заявления эти преждевременны. Автор этих строк занимается северокорейскими делами уже 25 лет и хорошо знает, что волна разговоров о якобы начинающихся в КНДР реформах китайского образца поднимается каждые 3-4 года. Однако никаких реформ китайского образца в КНДР не наблюдается — наоборот, северокорейское руководство не делает секрета из того, что его идеалом является возвращение к сталинской модели управления экономикой, которая существовала в стране до начала 1990-х годов.

Однако это возвращение невозможно. Модель, некогда позаимствованная у сталинского СССР, рухнула после того, как в 1990-1991 годах Москва прекратила субсидировать КНДР. Объем промышленного производства сократился почти вдвое, начался массовый голод, который был преодолен только к 2000 году. Результатом стал стихийный рост рыночной экономики. Заводы давно стоят, а люди торгуют, работают на земле, создают полулегальные частные производства. Однако, в отличие от Китая, в Северной Корее перемены идут снизу. Правительство происходящего не одобряет, но ничего сделать не может.

Нежелание КНДР следовать китайскому примеру выглядит абсурдным, но только на первый взгляд. В Пхеньяне имеют все основания считать, что китайские реформы для Кореи — самоубийство. Проблемы создает существование Южной Кореи. Если верить оптимистам, разница в ВВП на душу населения между двумя корейскими государствами является 15-кратной, а пессимисты считают, что она, скорее, 40-кратная.

Северокорейское руководство понимает, что в результате реформ рядовые жители КНДР неизбежно узнают о невероятном (по их меркам) процветании Юга. Другим последствием реформ станет снижение контроля над жизнью людей. В Китае подобные послабления не имели политических последствий, но ведь Пекину не приходится иметь дело с огромным и процветающим Южным Китаем (Тайвань слишком мал). Северокорейское руководство полагает, что  в условиях разделенной страны попытка реформ приведет не к экономическому буму, как случилось в Китае, а к острейшему кризису по восточногерманскому образцу. Однако северокорейские руководители, конечно же, не возражают против экономического роста — при том только условии, что этот рост не поставит под угрозу политическую стабильность. Именно с этим и связаны особые надежды, которые в Пхеньяне возлагают на создание СЭЗ.

Руководство КНДР надеется, что можно создать изолированный анклав современной экономики, который будет приносить приличный доход, оставаясь в то же время под надежным контролем — в буквальном смысле слова за колючей проволокой.

Первая попытка создать такой анклав «управляемого капитализма» имела место в 1991 году, когда Пхеньян объявил о создании СЭЗ Раджин-Сонбон в дальнем северо-восточном углу страны. Желающих всерьез вкладывать средства в эту территорию, где не было даже асфальтированных дорог, так и не нашлось — соседний Китай предлагал куда более привлекательные условия для инвесторов. Некоторое время в СЭЗ активно работало казино, но после его закрытия она пришла в упадок. В 2002 году пошли разговоры о создании СЭЗ в Синыйджу, на границе с Китаем. Предполагалось, кстати, что все население города — 350 000 человек — будет оттуда выселено и заменено специально отобранными, политически надежными кадрами. Затея тоже окончилась провалом. Наконец, в 2004 году начала работать СЭЗ в Кэсоне, которая рассчитана исключительно на южнокорейских инвесторов. В Кэсоне северокорейские рабочие, получая на руки $30-40 в месяц, работают на предприятиях мелких южнокорейских компаний (крупные компании интереса к этой СЭЗ не проявляют). Поскольку по политическим соображениям такие инвестиции поддерживало южнокорейское правительство, эта СЭЗ как-то существует, хотя ее существование зависит от сеульских дотаций.

И вот новые начинания. Впрочем, они не такие уж и новые: речь идет о перезапуске двух старых проектов. Во-первых, в Пхеньяне (и Пекине) опять хотят возродить СЭЗ Раджин-Сонбон. На этот раз ее собираются использовать в качестве перевалочного пункта для вывоза морем продукции китайских предприятий в Маньчжурии. Это позволит существенно сэкономить на транспортных издержках — ведь от моря китайская Маньчжурия отрезана, до ближайших портов грузы надо вести сушей тысячу и более километров. Во-вторых, возрождается идея СЭЗ в Синыйджу, на главной транспортной артерии между Китаем и КНДР.

На это раз за дело взялись китайцы, в сферу влияния которых все более втягивается Северная Корея (более половины товарооборота КНДР сейчас приходится на Китай). Получится ли у них что-то — сказать трудно. Однако опыт предшествующих попыток не настраивает на оптимистический лад.

Автор — преподаватель университета Кукмин (Южная Корея)

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться