Несколько ответов на вопросы московских властей

Мотивов менять свое поведение у Юрия Лужкова нет

Несколько дней потребовалось московскому мэру, чтобы, оторвавшись от восстановительных процедур в австрийском Кицбюэле, взглянуть в лицо действительности и решиться на шаг невиданной смелости. Бросив прохладные австрийские луга и свежайший горный воздух Альп, в воскресенье московский мэр решил вернуться в родной город. Только в родной ли?

Решение, похоже, незапланированное, поскольку еще в пятницу, отвечая на вопросы журналистов Life News, пресс-секретарь мэра Сергей Цой заявил, что он вообще не видит в случившемся никаких проблем. «А какие проблемы? У нас что, в Москве чрезвычайная ситуация, кризисная ситуация, в чем проблема в Москве? — спрашивал пресс-секретарь мэра. — Это проблема Москвы? Кризисная ситуация в Москве?» На вопрос о том, что ужасный смог, окутавший город, вызвал резкое ухудшение самочувствия большинства горожан — разве это не типичная чрезвычайная ситуация, — Сергей Цой ответил, что «кризисной ситуации в Москве нет», а смог — проблема не Москвы.

«Что можно сделать в Москве в этой ситуации? Если нужно просто приехать и порисоваться, это одна ситуация. Но все, что нужно сделать в Москве, все сделано, отработана система», — заявил г-н Цой.

Я, признаться, долго думал о том, что цензурного можно сказать о поведении главы города, который бросил (давайте называть вещи своими именами!) город в тяжелейший момент. Но потом решил, что разговор этот беспредметен, ибо ничто — ни политические приличия (невозможно представить руководителя крупного города за рубежом, отдыхающего в такой страшный для города момент), ни субординация (можно как угодно относиться к главе государства и премьеру, но им точно хватило ума не прятаться в заграничном отпуске), ни уж тем более общечеловеческие нормы — для московских властей уже давно не являются определяющим мотивом поведения.

Соблюдение политических приличий? Перед кем их соблюдать? Перед москвичами, лишенными возможности избирать или не избирать главу региона? Субординация? О степени свободы (или неуправляемости) Лужкова лучше всего уже сказал все тот же пресс-секретарь, который смело объяснял ключевому вице-премьеру и личному другу премьера ситуацию с использованием таких выражений, как «ежу бритому понятно».

Обсуждение же такого понятия, как совесть, довольно странно, поскольку такой строки в московском бизнес-плане просто не существует.

И тогда я решил просто ответить на вопросы Сергея Цоя (хотя наши профессии предполагают ровно обратное распределение ролей: это он должен отвечать на мои вопросы, а не я — на его).

1.«У нас что, в Москве чрезвычайная ситуация, кризисная ситуация, в чем проблема в Москве?»

Официально, уважаемый Сергей Петрович, столица России не входит в число регионов, в которых объявлена чрезвычайная ситуация. Но очень рекомендую пройтись по улицам города. Подышать гарью и дымом, об опасности которых для здоровья уже так много сказано. Посидеть без воды и пищи в зале ожидания аэропортов с тысячами бегущих из столицы граждан, которые не могут улететь из-за плотного облака дыма. Задайте этот вопрос миллионам москвичей и гостям столицы, и, не сомневаюсь, они ответят вам четко, эмоционально и по делу. Только, пожалуйста, перед этим не забудьте надеть респиратор.

2.«Кризисной ситуации в Москве нет, а смог — проблема не Москвы».

Сергей Петрович, сходили бы, что ли, в какую-нибудь московскую больницу, поговорили с очумевшими от гари и потока заболевших врачами. Можно даже упростить задачу, и зайти в обычный московский супермаркет, большинство которых уже сталкиваются с проблемой роста цен на продовольствие. Можно также обсудить эту тему со столичными пожарными, которые расскажут вам о состоянии парков и зеленых зон города. К экологам только не ходите — они сейчас на взводе, могут и выйти за пределы парламентских выражений. А про «не проблема Москвы…»… безусловно, Сергей Петрович, во всем виноваты, конечно же, регионы. Ведь Москва — это не Россия, правда? Когда строилась партия «Отечество» для победы на федеральных выборах, московская власть, наверное, имела в виду не Россию? Только вот ведь что странно: дым и пожары почему-то не признают границы МКАД, и ходят туда-сюда без спросу и лицензий.

3.«Что можно сделать в Москве в этой ситуации? Если нужно просто приехать и порисоваться, это одна ситуация. Но все, что нужно сделать в Москве, все сделано, отработана система».

Кстати, а кого вы имели в виду? Не это ли?

Про то, как функционирует «отлаженная» машина, вы и сами все поймете, если вдруг решитесь последовать советам, изложенным в пункте 1. Хотите конкретики, без рисовки и пропаганды? Для начала выдайте респираторы, бесплатную воду и лекарства, объясните правила поведения людям, обеспечивающим в этих нечеловеческих условиях жизнедеятельность города. Врачам, гаишникам, работникам жилищно-коммунальных и ремонтных служб. Выделите деньги на внеурочные подвиги милиционеров-полицейских, врачей, пожарных, работников общественного транспорта. И при этом не делите город на москвичей и гастарбайтеров — от смога и жары все страдают одинаково. Обеспечьте дополнительные возможности выезда для москвичей, желающих покинуть город. Можно даже использовать для этого огромную загородную недвижимость, которой располагает московское правительство. Заодно объясните критикам, зачем столице такое количество объектов в Крыму, Болгарии, на других курортах. И не бойтесь ходить по городу и общаться с людьми. У них есть масса идей, многие из которых вас удивят.

Я не льщу себя тщетными надеждами на то, что московская власть последует всем этим советам. Мотивов менять свое поведение у нее по-прежнему нет. Но я очень надеюсь, что глава города поймет очень простую вещь: человеческое терпение не беспредельно и стоит более разумно выбирать время для заслуженного отдыха. И уж тем более не стоит задавать вопросы средствам массовой информации. На них ведь могут ответить совсем другие люди.

Автор — редакционный директор GZT.ru

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться