Как имам-строитель поставил в неловкое положение президента США

Проблема строительства исламского центра в 180 метрах от Ground Zero как главный вопрос современности

Западная политкорректная толерантность столкнулась с тонкой, как арабская миниатюра, «талейрантностью» имама Фейсала Абдула Рауфа, застройщика территории, находящейся в двух кварталах от места теракта 9/11. Все споры о том, является ли строительство мусульманского центра с мечетью, бассейном, библиотекой и концертным залом в непосредственной близости от Ground Zero святотатством или торжеством американской терпимости вкупе с уважением к свободе вероисповедания со всеми справедливыми словами по поводу того, что «мы боремся с терроризмом, а не с исламом», наталкиваются на железобетонную преграду: собственник имеет право строить на территории, принадлежащей ему, все что угодно. К тому же, как утверждается, главный строитель — имам Фейсал Абдул Рауф — сторонник диалога цивилизаций и весьма умеренный исламский лидер.

В свою очередь, аргументы сторонников неукоснительного применения на практике традиционных американских ценностей, включая градоначальника Нью-Йорка Майкла Блумберга, президента США Барака Обаму, авторов редакционных колонок New York Times, наталкиваются на детский вопрос: а почему бы Фейсалу Абдулу Рауфу, поднявшему на дыбы Америку и расколовшему ее общественное мнение, раз он такой прогрессивный, не проявить добрую волю и ради согласия в обществе и наведения мостов между цивилизациями не отказаться от плана строительства мечети?

Как написала колумнист Washington Post Кэтлин Паркер, «мы учим толерантности, ведя себя толерантно». Они, мусульмане, могут реагировать сверхболезненно на карикатуры на пророка Мухаммеда — мы, люди западной культуры, не можем себе позволить жесткую реакцию на появление мечети практически к десятилетию трагедии 9/11. Потому что это основа западной цивилизации, ее отношения к жизни.

И это правда. Как правда и то, что четко выразил глава телеканала «Аль-Арабия» Абдул Рамзан Ар-Рашид: «Мечеть не проблема мусульман». Это проблема Запада, его отношений с самим собой, своими ценностями и принципами.

Ситуация осложняется тем, что есть своя правота и в той точке зрения, что законы, защищающие священное право частной собственности, в том числе и на земельные участки в городе Нью-Йорке, индифферентны к чувствительности родственников жертв теракта. А в фундаменте западной цивилизации лежат закон и законность.

Словом, кругом препятствия, в которые загнал себя политкорректный Запад. Можно повторять вслед за блистательным Пулитцеровским лауреатом Чарльзом Краутхаммером, что «никто не возражает против строительства японского культурного центра, но идея разместить таковой в Перл-Харборе показалась бы оскорбительной» и что «ни одному немцу, обладающему доброй волей, не придет в голову предложить построить немецкий культурный центр, скажем, в Треблинке». Но закон есть закон — Фейсал Рауф имеет право строить «умеренный» исламский центр в Нью-Йорке там, где он захочет.

Имам-строитель поставил в неловкое положение президента США, чей рейтинг может подорваться на этой истории: глава государства не имеет возможности запретить строительство мечети, поскольку именно он хранитель принципов, основ и прочих фундаментальных ценностей. К тому же —– первый президент Соединенных Штатов с элементами мусульманского происхождения. Как писал Майкл Герсон, один из главных идеологов современного консерватизма, бывший ключевой спичрайтер Джорджа Буша — младшего, «взгляд на проблему из Овального кабинета отличается от взгляда сидящего у клавиатуры».

Говорили, что Обама испугался Fox News, смягчив тональность своих высказываний о мечети, — республиканцы обрушились на него с резкой критикой за пояснения, данные в пятницу, 13-го: «Я считаю, что мусульмане имеют такое же право исповедовать свою религию, как все остальные жители нашей страны. Это включает и право построить помещение для богослужений, и общественный центр на находящемся в частной собственности участке в Нижнем Манхэттене… Такова Америка…»

Если Обама чего и испугался, почти отказавшись от процитированных слов, так это ответственности за, выражаясь языком советских плакатов, мир во всем мире. Его слова способны нарушить хрупкое цивилизационное равновесие. И в то же время ему нужно сохранить единство нации, которая в большинстве своем — 54% против 20%, согласно опросу социологической службы Rasmussen, — не поддержала идею строительства мусульманского центра. В результате «плавающей» позицией он раздосадовал своих сторонников и одновременно спровоцировал негодование противников мечети, в том числе и прежде всего из республиканского лагеря.

На самом деле споры вокруг мечети — ключевые для современного мира, переживающего новое великое переселение народов, исламскую экспансию, необходимость мириться с тем, что развитые страны все больше становятся похожи на рекламу United Colors of Bennetton. Вызовы для всех одинаковы — от развалов пенсионных систем до волн миграции. Поэтому не стоит думать, что проблема мечети в Нижнем Манхэттене, которая не имеет решения и ключи от которой в руках человека по имени Фейсал Абдул Рауф, доброго мусульманина и строителя межконфессиональных мостов, — это проблема исключительно Америки и Обамы. Не спрашивай, о ком поет муэдзин, — он поет о тебе.

Автор — обозреватель «Новой газеты»

Новости партнеров
Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться