Кепка номер два

Олег Кашин Forbes Contributor
Стоило ли свергать Юрия Лужкова, чтобы на его место сел почти такой же Лужков

Автор — корреспондент ИД «Коммерсант»

Даже если срок пребывания Владимира Ресина в статусе врио мэра Москвы так и останется ограничен днями до назначения нового, «настоящего» мэра, полуторанедельная ресинская микроэпоха уже заслуживает по крайней мере абзаца в учебнике политической истории России. Вопреки собственному бэкграунду и возрасту Владимир Ресин уже сумел добиться того, что его кратковременное пребывание во главе города стало демонстративным началом постлужковской истории Москвы.

Только не нужно говорить, что все эти показательные жесты — согласование акции секс-меньшинств, инициатива по переносу памятника Петру, снятие префекта Олега Митволя, приостановка строительства на Боровицкой площади и прочее — несут только пиаровскую нагрузку и не имеют никакого отношения к политической реальности. В современной России вся политика — пиар. В конце концов даже сама отставка Юрия Лужкова, если придерживаться той версии, о которой говорят и сам Лужков, и федеральные комментаторы (от «неназванного источника в Кремле» до самого Владимира Путина), — это, в общем, тоже история прежде всего конфликта в медийной сфере. Статья так называемого Юрия Ковелицына в МК, статья самого Лужкова в «Российской газете», антилужковские шоу на федеральных каналах и ответная запрещенная передача Андрея Караулова на ТВЦ — все события этих недель не выходят за пределы виртуально-пропагандистского пространства, и в этом смысле упреки в адрес Ресина по поводу того, что он только пиарится и у него все понарошку, выглядят глупо: у нас вообще все понарошку, и что теперь?

Срочное принятие Ресина в «Единую Россию» как раз и свидетельствует о том, что потешная активность врио мэра оказалась именно тем, чего от него ждал Кремль, и даже если мэром все-таки сделают кого-нибудь другого, поведение Ресина в эти недели будет заслуживать самого серьезного анализа. Ресин — это не «извозчик выбился в цари и умер с перепугу». Ресин — это Берия после смерти Сталина, самый верный сталинец и при этом десталинизатор.

Разумеется, уверенное поведение Ресина — это не столько его собственная заслуга, сколько отражение растерянности Кремля, которую уже никто не скрывает. Стоило ли свергать Лужкова, чтобы на его место сел такой же Лужков — таких же лет, в таком же головном уборе (кто видел субботний объезд Ресиным московских строек, заметил его характерную кожаную кепку), с таким же потенциальным набором обвинений, какие звучали в адрес Лужкова в дни информационной кампании против него. Владимир Ресин — номенклатура даже не лужковская, а гришинская: большим начальником (главой «Мосинжстроя» и других городских структур) он был еще в начале семидесятых. Когда-то демократический Моссовет Гавриила Попова оказался беспомощен перед этой номенклатурой, теперь ту же беспомощность демонстрирует медведевско-путинский Кремль, и можно даже позлорадствовать — всегда приятно, когда сила, казавшаяся непобедимой, пасует перед уверенностью маленького пожилого мужчины, пусть и с часами за миллион долларов.

Сама процедура принятия Ресина в «Единую Россию» (устав партии требует полугодичного пребывания в рядах сторонников «Единой России», и единороссам теперь приходится врать, что Ресин — сторонник с полуторагодичным стажем, хотя до сих пор никаких свидетельств такого статуса Ресина никто никогда не приводил) показывает, что даже осколки полуразбитой лужковской системы способны оказывать, может быть, непреодолимое сопротивление. Москва 2010 года стала похожа на Казахстан-1986: тогда, заменив местного партийного вождя Динмухамеда Кунаева пришельцем Геннадием Колбиным, Михаил Горбачев столкнулся с самым на тот момент масштабным в истории сопротивлением вплоть до уличных беспорядков. Уже два года спустя Горбачев был вынужден заменить так и не прижившегося в чужой среде Колбина верным кунаевцем Назарбаевым, царствующим, между прочим, до сих пор.

Сейчас Кремль, которому осталось совсем немного времени, чтобы определить кандидатов в столичные мэры («Единая Россия» обещала огласить список 9 октября), лихорадочно перебирает список своих Колбиных, но, может быть, никакой нужды в этом уже нет: московский Назарбаев со свежим партбилетом готов вести перестройку на вверенном ему участке, прекрасно понимая, как сильно ограничены в маневре те, кто решил, что могут справиться с пережившей всех горкомовско-моссоветовской системой.

Автор — корреспондент ИД «Коммерсант»

Новости партнеров