Экономия насилия | Forbes.ru
$58.65
69.42
ММВБ2131.94
BRENT62.84
RTS1141.50
GOLD1258.74

Экономия насилия

читайте также
+49 просмотров за суткиОтвет Грефу. Почему электронное правосудие невозможно +47 просмотров за суткиОбщество с ограниченной ответственностью. Как домогательства на работе караются в России Экономический прагматизм: трансграничное банкротство увеличит шансы кредиторов на возврат денег +1 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» +1 просмотров за суткиВсе о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах Субъект недоверия: чем заканчивались уголовные дела губернаторов Инвестиция или взятка: что известно об аресте губернатора Белых Brexit в переводе на русских Юрий Шефлер: в Лондоне с налогами будет еще лучше, чем раньше Жизнь после спорта: кто из бывших спортсменов стал политиком Анатолий Чубайс: «Я никогда не окажусь в списке Forbes» Верхняя и Нижняя Панама: 20 офшоров Федерального собрания По панамскому счету: почему законодатели не спешат закрывать свои офшоры Игорь Чайка: «В первую очередь это связано с принципиальной позицией моего папы и его должностью» Голод в городе: что происходит в Венесуэле В поисках надежных рук Борис Титов: «Если мы дадим дорогу бедности, мы дадим захлопнуться двери к свободе на десятки лет»
Новости #Власть 25.10.2010 15:08

Экономия насилия

Почему избыточное наказание вредит не только преступнику, но и всему обществу

Автор — управляющий партнер адвокатского бюро «Маргулян и Рахмилович»

В четверг, 21 октября, на совещании у президента была одобрена окончательная схема либерализации уголовного законодательства. Снимается обязательное тюремное заключение по 68 составам преступлений. Как сообщил министр юстиции Александр Коновалов, не будет обязательным лишение свободы по наиболее ходовым преступлениям — кражам, грабежам, разбоям, неопасным насильственным преступлениям. Коновалов заявил, что законопроект будет внесен в Думу в ближайшее время. Андрей Рахмилович рассуждает о том, что эти изменения означают на практике.

В ближайшее время Думе будут предложены поправки в УК, которые позволят судам назначать за неопасные преступления наказания, не связанные с лишением свободы: штрафы и исправительные работы. Необходимость этих изменений давно назрела и обсуждается на разных уровнях.

Россия не может позволить себе иметь сотни тысяч людей, оторванных от производительной деятельности, с нарушенными социальными связями, испытывающих унижение (лишение свободы — всегда унижение), противопоставленных остальному населению. Это не только непосильное бремя для экономики, это ведет к постоянно возобновляемым социальным конфликтам: разрушению семей, детской беспризорности, росту агрессивности, взаимному отчуждению между людьми, неуважению и недоверию к государству.

Всякое насилие — зло; оно вредит как тем, кто его применяет, так и тем, кто ему подвергается. Насилие от имени государства не исключение, оно не лучше, а может, даже хуже другого насилия. Тем не менее есть случаи, когда насилие государства над гражданами представляется необходимым, когда отрицательное воздействие этого насилия — а оно неизбежно — оказывается (или только кажется) меньше, чем польза, которую это насилие приносит. Очень сложно определить, действительно ли в конкретном случае польза от государственного насилия больше, чем причиняемый им вред. Сторонники суровых наказаний не помнят (или не понимают) истины: избыточное применение насилия не только несправедливо по отношению к тому, к кому оно применяется (хотя и этого достаточно для отказа от него), оно вредит всему обществу, повышая в нем градус насилия. Не в тот самый момент, так чуть позже всем без исключения аукнется это повышение градуса.

Предлагаемая либерализация УК коснется в первую очередь экономических преступлений. Нет сомнений в том, что за экономические преступления, как правило, не стоит лишать свободы. Если исходить из принципа «око за око», то и тогда надо согласиться, что за причинение вреда имуществу не следует лишать свободы — причинять вред личности. Несомненно, размер штрафа должен быть таков, чтобы преступник больше не польстился на совершение преступления. Штраф тоже насилие; оно не должно быть больше необходимого минимума. Предпринимателей надо заставлять соблюдать законы, а не разорять и лишать бизнеса. Доводы о том, что преступник откупается штрафом от государства, неубедительны. Откупаться — значит платить приемлемую цену, а штраф должен быть наказанием, то есть ценой, которую преступник ни в коем случае не готов заплатить за совершение преступления.

Судьи получат возможность не лишать свободы и за неопасные насильственные преступления. Потерпевшему любое насильственное преступление представляется опасным, особенно в момент его совершения. Но законодатель отличается от потерпевшего: он в состоянии объективно оценить опасность преступления и предусмотреть тот набор наказаний, который позволит суду выбрать минимальное, необходимое для исправления преступника. Ни одному врачу не придет в голову прописывать лекарство «с запасом». Юристы должны быть не менее осторожны и аккуратны, чем врачи.

Удовлетворение чувства справедливости потерпевшего, восстановление его достоинства, попранного преступлением, — тоже одна из задач правосудия. Поскольку речь идет о неопасных насильственных преступлениях, эта задача трансформируется в задачу примирения потерпевшего с преступником при условии, конечно, раскаяния преступника и возмещения причиненного им вреда. Такое решение конфликта благотворно и для потерпевшего, и для преступника, и в целом для общества.

Изменение законодательства — половина дела. Важно, чтобы судьи пользовались своим правом оставлять осужденных на свободе. Практика судов будет зависеть от степени свободы в обществе, реальных приоритетов государства, от отношений внутри судебной системы, от реформы правоохранительных органов. Судьи в большинстве своем обыкновенные люди, их только испортило неимоверное давление, которому они подвергаются. Противостоять системе могут герои, но если система человечна, то и большинство людей ведет себя разумно и даже благородно. Если судьи поймут, что государство не пытается всегда действовать силой, не боится своего народа, если судей перестанут наказывать за оправдательные или просто мягкие приговоры, а от правоохранительных органов не станут требовать роста «раскрываемости преступлений», тогда судьи позволят себе без действительной необходимости не отправлять людей в тюрьму.

Реальное действие предлагаемых поправок в УК будет зависеть от дальнейшего поведения власти. Только со временем мы поймем, были ли эти поправки жестом, пустой формальностью или они выражают новое отношение государства к своим гражданам, отношение, исходящее из принципа экономии насилия, сведения его к минимуму. Если верно последнее, то эти поправки — сигнал, посланный всему обществу, всем нам, а не только участникам уголовного судопроизводства.

Автор — управляющий партнер адвокатского бюро «Маргулян и Рахмилович»

 

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться