Пишем — Чичваркин, Ходорковский — в уме | Forbes.ru
$58.86
69.33
ММВБ2152.41
BRENT63.44
RTS1153.32
GOLD1255.49

Пишем — Чичваркин, Ходорковский — в уме

читайте также
+980 просмотров за суткиЧичваркин и компания: Титов предложит Путину простить бежавших в Лондон бизнесменов +15 просмотров за суткиОлигарх и лучший друг Запада. Как Михаил Ходорковский стал богатейшим человеком России Конец связи: «Мегафон» и «Вымпелком» договорились о сделке по разделению «Евросети» Миноритарии «Юкоса» пытаются выяснить, куда делись деньги от продажи зарубежных активов +115 просмотров за суткиПутин и РСПП: что стало с миллиардерами «профсоюза олигархов» за 14 лет +27 просмотров за суткиЗалезли в долги. Рейтинг регионов России по долговой нагрузке +1 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» +1 просмотров за суткиВсе о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты В поиске простых решений: зачем Ходорковскому популизм Эрдоган в гараже: чем грозит борьба с экономической тенью Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах Под прессом: Forbes составил рейтинг бизнесменов, подвергшихся уголовному преследованию Субъект недоверия: чем заканчивались уголовные дела губернаторов Инвестиция или взятка: что известно об аресте губернатора Белых Brexit в переводе на русских Юрий Шефлер: в Лондоне с налогами будет еще лучше, чем раньше Жизнь после спорта: кто из бывших спортсменов стал политиком Анатолий Чубайс: «Я никогда не окажусь в списке Forbes»
Новости #Власть 18.11.2010 01:02

Пишем — Чичваркин, Ходорковский — в уме

Делом «Евросети» институт присяжных реабилитировался за оправдание полковника Квачкова

Автор — обозреватель «Новой газеты»

Система «силовой бюрократии» (копирайт — Ходорковский М. Б.), как выяснилось, дает сбои при столкновении с немногими по-настоящему работающими в России институтами. Странным образом таковым оказался сравнительно новый институт — суд присяжных. Возможно, именно потому, что он новый, и по той причине, что сужение его полномочий, пролоббированное «силовой бюрократией», не затронуло пока значительной категории дел, и стал возможным оправдательный приговор по делу «Евросети».

Оправдание коллег Евгения Чичваркина, разумеется, не означает, что он может возвращаться в Россию. Его дело выделено в отдельное производство, а пересечение российской границы автоматически означает попадание во внеинституциональную среду — никакой суд присяжных от задержания по любым выдуманным мотивам или смерти от случайного удара головой о кухонный стол не спасает. Здесь важнее прецедент — в России есть зона, где работает ИНСТИТУТ, а не ручное управление, усмотрение чиновника или следователя.

Что ж. Недоглядели. Недосузили. Террористов и вооруженных мятежников можно сажать без присяжных, а остальных нельзя. Благодаря суду присяжных, сколько бы ни было к нему претензий (а это претензии к зеркалу, в которое смотрится российский народ —  ровно такой, каков состав присяжных), выполняется главная правовая заповедь: лучше отпустить на свободу виновного, чем осудить невиновного.

В этом, собственно, и ценность, и предназначение «суда улицы». За это ему можно скрепя сердце простить обвинительный приговор физику Данилову и оправдательный — полковнику Квачкову. Суд присяжных — институт демократии. А демократия — это вам не лобио кушать. Это регуляция, как говорит президент, сложного общества. Терпите, граждане, и ваше терпение будет вознаграждено. Как в деле «Евросети».

Полковник Квачков и предприниматель Чичваркин не Вера Засулич, покушавшаяся на жизнь петербургского градоначальника Трепова. Но вердикты присяжных по их делам — не менее важные, если угодно, исторические прецеденты. Обвинение должно быть более убедительным, судья — более профессиональным, аргументы — железобетонными, чтобы суд присяжных не проявил милосердия и был убежден в виновности подсудимого. Здоровая доля обывательских настроений способна привнести немного человеческой логики в сухие юридические схемы и толику сомнений в самоуверенность и неряшливость обвинений.

Прецедент по делу «Евросети» важен и с другой точки зрения: оказывается, можно принимать честные и, чего уж там греха таить, смелые решения по резонансным делам. И за это ничего не будет. Против работающего института не попрешь, всех присяжных не подкупишь и не перестреляешь.

Отсюда и неожиданность вердикта — и для подсудимых, и для обвинителей. Оказывается, в России есть еще элементы нормальной судебной системы, не испорченной понятием целесообразности, оправдывающим все.

И вот что показательно. Мы пишем «Чичваркин», а в уме держим другую фамилию-понятие – «Ходорковский». Решится ли на повторение действий суда присяжных профессиональный судья? Хороший прецедент есть, атмосфера в стране становится более свободной (хотя и более опасной для жизни). У судьи Виктора Николаевича Данилкина есть шанс принять решение, которое соответствовало бы функции суда как института, а не как инструмента в системе ручного управления.

Верится в это с трудом. Как вообще не верилось в оправдательный приговор по делу «Евросети». Как отказывался верить в саму возможность оправдательного приговора по делу Засулич министр юстиции граф Константин фон Пален. «Ну так я доложу государю, что председатель не может ручаться за обвинительный приговор!» — кричал он на председателя Петербургского окружного суда Анатолия Федоровича Кони. Анатолий Федорович вошел в историю. И Виктор Николаевич тоже может войти в историю.

Силовое лобби наверняка будет готовить ответный удар. Суд присяжных превратился для нерадивых следователей и самоуверенных обвинителей в системную проблему. Именно системную, потому что институт «» это система. Как он был системной проблемой для обер-прокурора Святейшего Синода Константина Победоносцева, стоявшего, подобно сегодняшней «силовой бюрократии», за урезание подсудности присяжных, за отмену гласности судебных заседаний, за строгий контроль над судьями и их назначаемость.

В логике Победоносцева и будет изготавливаться ответ. И здесь уже нет института, который гарантировал бы сохранение справедливого правосудия. Точнее в теории, конституционной теории, он есть — институт президентства. Причем недавно и с этого фронта пришла благая весть: глава государства завернул драконовские поправки в законодательство о митингах. И тоже ведь сработало. Возможно, теперь у нас появятся аж два работающих института. А это уже серьезная заявка на борьбу с системой ручного управления.

Автор — обозреватель «Новой газеты»

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться