Быть правым

Почему «левый поворот», о котором когда-то писал Ходорковский, теперь не актуален

В прошлых колонках я писал о необходимости и трудностях резкой смены социальной и экономической политики России. При этом рассматривался «правый подход» к решению наших проблем. Однако внимательный читатель может спросить: «А почему вы рассматриваете только правые идеи и взгляды? Возьмите сотню респектабельных европейских политиков, наверняка из них больше половины окажутся левее Маргарет Тэтчер, да и в нашей стране идеи либерализма близки, мягко говоря, не всем. Даже бывший олигарх Ходорковский писал о необходимости и неизбежности левого, а отнюдь не правого поворота». Такой вопрос абсолютно уместен, и я попробую на него ответить.

Во-первых, с момента написания Михаилом Ходорковским статьи «Левый поворот» (2005 год) прошло немало времени, и на основе цифр бюджетной статистики можно сделать вывод, что российские власти действительно осуществили «левый маневр».

Из представленной таблицы видно, что государственное вмешательство в экономику (строка «национальная экономика») в процентах к ВВП за последние пять лет почти удвоилось. Как грибы под нефтедолларовым дождем росли и разбухали от бюджетных средств госкорпорации, но мы так и не получили российской Силиконовой долины, нормальной транспортной инфраструктуры, всплеска развития малого бизнеса.

Мы почти добились всеобщности высшего образования (число поступивших в вузы в некоторые годы превышало число выпускников школ), сохраняли малокомплектные школы, но качество образования остается крайне низким: многие выпускники не могут трудоустроиться по специальности, потому что рабочая сила такого качества и специализации никому не нужна или заработная плата в этой специальности не позволяет полноценно содержать семью.

В здравоохранении рост расходов в последние годы был не таким быстрым. Но с 2011 года власти начнут исправлять ситуацию: начинается масштабная программа модернизации отрасли, которая сводится, в основном, к осуществлению капитальных расходов. Хочется верить, что в этот раз все будет по-другому, но пока капитальные расходы в данной сфере — это что-то «бессмысленное и беспощадное». Это офисы врачей общей практики, в которых купленное оборудование зачастую простаивает без применения. Это построенные с нуля кардио- и перинатальные центры, для нормального функционирования которых хронически не хватает квалифицированных врачей, а иногда и квот для осуществления текущего финансирования. Это коррупция на закупках дорогостоящего медицинского оборудования.

Социальная политика — это полное отсутствие адресности при безудержном росте расходов, особенно на пенсионное обеспечение. Последние социологические исследования, проведенные Независимым институтом социальной политики, показывают, что даже сами пенсионеры не уверены в том, что государство сможет в будущем обеспечить выплату пенсий.

Таким образом, в последние годы бюджетная политика страны явно «полевела». В начале этого года власти пошли даже на беспрецедентное в новейшей российской истории повышение налогов (речь идет о страховых взносах на обязательное пенсионное и медицинское страхование). Конечно, в арсенале «левой» повестки еще остались неиспользованные снаряды: можно что-нибудь национализировать или ввести прогрессивный подоходный налог. Однако такие действия окончательно подорвут доверие инвесторов, приведут к новому витку бегства из страны капитала. В этой связи дальнейшее движение «влево» для российского бюджета весьма проблематично. С точки зрения здравого смысла дальше «леветь» некуда.

Во-вторых, Россия — страна догоняющего развития. Чтобы догнать развитые страны, мы должны обеспечить выполнение трех базовых условий: неприкосновенность прав собственности, внутренний и внешний мир, низкие налоги (во всяком случае ниже, чем у стран-лидеров). Низкие налоги возможны только в рамках «правого поворота». Нельзя быстро развиваться под грузом социальных обязательств и коррумпированного государства, делающего вид, что оно может выполнить взятые на себя обещания.

В-третьих, социальное иждивенчество и недемократическое государство — это две стороны одной медали. Понимаю, что данное высказывание не аксиома. Можно привести примеры вполне демократических режимов с очень большим государством и щедрыми социальными программами, как и недемократических режимов, проводивших либеральные экономические преобразования. Но, скорее всего, это не про нас. Опыт прошедшего десятилетия показал, что, даже обладая колоссальным объемом формальных и неформальных ресурсов, власть не использовала его для назревших социально-экономических преобразований. Российский аналог Пиночета так и не появился. В то же время граждане, чье благосостояние зависит не от их воли и энергии, а от подачек из государственного бюджета, вряд ли смогут эффективно отстаивать свои права и свободы. Поэтому правый поворот в России должен быть комплексным: сокращение государственного вмешательства в экономику и повышение эффективности социальных программ должно сочетаться с развитием нормальной политической конкуренции, федерализмом, независимостью судебной системы. Бессмысленно пытаться делать что-то одно.

Левые взгляды, конечно, имеют право на существование. Крайне желательно, чтобы в стране были вменяемые политические силы, использующие «левую» повестку. Ведь только конкуренция с политическими оппонентами не даст «правым» силам деградировать. Но здесь и сейчас надо осуществить исторический «правый поворот» как в экономике, так и в политике. Только такая идеология обеспечит нам прорыв в постиндустриальное будущее.

Новости партнеров