Между Чичваркиным и Ходорковским

Почему Евгения Александровича можно оправдать, а Михаила Борисовича — нельзя

Автор — обозреватель «Новой газеты»

Чудесный подарок преподнесли президенту Российской Федерации прокуроры Лахтин и Ибрагимова прямо перед Давосом — рассказали о перспективах третьего дела Ходорковского. Так называемый инвестиционный климат России ухудшить или улучшить уже ничто не может: он живет по своим законам, главный из которых — знать, с кем конкретно договариваться об условиях сделок и ведения бизнеса. (Похожий инвестклимат в Белоруссии, но более стабильный, потому что там число субъектов принятия решения не превышает одного.) Но политически событие неприятное. Вопросы задавать будут. Статьи писать (заказные, естественно!). Ухудшать имидж России.

Правда, я почти уверен, что ни о каком таком Давосе люди в синей «динамовской» форме и не думали, когда ляпали то, что они ляпали. Вряд ли у них есть и полномочия самостоятельно решать, быть третьему делу или не быть: это ведь вопрос числа и длины президентских сроков в России (ну и ФИО главы государства тоже). До 2017 года задача нейтрализации беспокоящего фактора решена, а дальше посмотрим.

Но вот почему Чичваркина можно оправдать, а Ходорковского нельзя?

Масштаб другой? Но в своей отрасли Чичваркин был не менее крупным игроком, чем Ходорковский в своей.

Не хотят лепить образ еще одного народного героя и страдальца за веру в ценности предпринимательства? Но когда это кого останавливало? И потом, Евгений Александрович все-таки не Михаил Борисович и на икону демократического движения не тянет — имидж другой.

Свобода Чичваркина — компенсация общественному мнению за несвободу Ходорковского? Возможно, особенно в преддверии Давоса. Особенно когда после приговора по делу ЮКОСа добавили для понимания ситуации историю с арестом Бориса Немцова. Но уж очень небольшая кость брошена общественному мнению.

Не хотят умножать сущности — плодить политэмигрантов? Но Чичваркин никогда не станет именно политэмигрантом, даже если продолжит появляться на улицах русского Лондона в компании с Борисом Березовским.

С помощью оправдания Чичваркина создали этакую чересполосицу новостей, медиакачели — позитивные новости сменяют негативные и наоборот, надежду сменяет разочарование и наоборот. Такой эффект есть. Но был ли он запланирован?

В деле Чичваркина есть масса признаков крепкого поучительного судебного процесса эпохи 2000-2010-х: заинтересованные в посадке влиятельные люди, откатно-наездные составляющие бизнеса, жесткость недоброжелателей (смерть матери Евгения все равно осталась загадкой).

Но в деле Чичваркина нет главного — бескомпромиссной, наотмашь, четко и ясно выраженной на весь мир и на всю страну воли к посадке со стороны одного из первых лиц государства. И в этом его принципиальное отличие от дела Ходорковского.

Поэтому Евгений Александрович почти свободен, а Михаил Борисович — нет.

Хотя я бы на месте Чичваркина в Россию не торопился. Там, где на Михаила Борисовича могут завести третье дело, для Евгения Александровича всегда может найтись — ну совершенно неожиданно и как раз по прибытии на родную землю — второе.

Автор — обозреватель «Новой газеты»

Новости партнеров