Sputnik Обамы

Президент США призывает к модернизации и инновациям в духе СССР и России

Автор — профессор Российской экономической школы

От традиционного ежегодного обращения президента США к конгрессу можно было бы ждать чего-то действительно существенного, только если не знать, что подобные обращения крайне редко оказываются по-настоящему значимыми. В особенности маловероятным это представлялось в текущей, достаточно шаткой ситуации, когда ни у одной из партий нет явного перевеса. За поражением демократов на прошедших в ноябре выборах последовало наметившееся улучшение в состоянии экономики и уверенный рост доверия к президенту в течение последних двух месяцев. В результате ни у одной из партий нет явного преимущества, и им предстоит тяжелая работа по поиску компромиссов, без которых в текущей ситуации будет невозможно принятие никаких законодательных актов.

Обращение Обамы полностью оправдало ожидания, оказавшись, по сути, «никаким». В своей речи он обошел почти все острые углы, остановившись на правильных, но политически абсолютно безопасных вопросах и не сказав практически ничего нового и значимого (этим он напомнил аналогичные послания российского коллеги по цеху).

Одной из центральных идей, которая помогла Обаме выиграть президентские выборы, было преодоление межпартийных различий. На фоне полного доминирования демократов в течение двух лет после выборов, позволявшего им проводить политику, вызывавшую раздражение многих республиканцев, образ Обамы как прагматичного лидера, не связанного жестким разделением по партийному признаку, порядком пошатнулся. При этом спрос на «надпартийную» политику в американском обществе существенно возрос, особенно после покушения на члена конгресса Габриэль Гиффордс в Туксоне. Эта трагедия произвела сильнейшее впечатление на все американское общество. Чтобы подчеркнуть, что в конгрессе готовы перейти от конфронтации к сотрудничеству между партиями, некоторые из конгрессменов даже согласились отказаться от традиционной рассадки и занять кресло рядом с представителем другой партии.

Что может быть лучше для объединения различных партий в стране, чем внешняя угроза? В своем обращении Обама постарался представить возможный проигрыш в экономической конкуренции с Китаем и Индией как такую угрозу, которая должна заставить всю страну объединиться в едином порыве. Он сравнил текущий момент с ситуацией после запуска Советским Союзом спутника, когда угроза проиграть в технологической борьбе с главным конкурентом заставила Соединенные Штаты мобилизовать все усилия. Однако, такое сравнение, судя по первой реакции, не нашло отклика у слушателей — то ли новое поколение уже плохо помнит, насколько большое впечатление произвел на американцев запуск спутника, то ли оно слишком хорошо понимает неадекватность подобного сравнения.

Пожалуй, единственным вопросом, по которому Обама достаточно ясно дал понять, что его позиция будет последовательно отличаться от позиции многих республиканцев, был вопрос о роли государства в поддержании экономической конкурентоспособности Америки. С точки зрения республиканцев, залогом успеха является максимально возможное сокращение роли государства в экономике. По их мнению, причиной медленного восстановления экономики и угрозой будущей стабильности является именно чрезмерное вмешательство государства. По мнению же демократов, государство должно играть одну из важных ролей в обеспечении экономической конкурентоспособности Америки, а снижение вмешательства государства в экономику (с желательностью которого согласны и большинство демократов) должно достигаться, прежде всего, за счет увеличения эффективности работы государственных органов. Но и по этому вопросу в речи Обамы не было сказано ничего нового, кроме того, что демократы не собираются менять своей позиции, чего от них, собственно, и нельзя было ожидать.

Россия в выступлении Обамы прозвучала дважды. В первый раз, когда президент призывал увеличить вложения в инфраструктуру, Россия была упомянута вместе с Евросоюзом как пример страны, вкладывающий в развитие автомобильных и железных дорог больше, чем США. Во второй раз перезагрузка отношений с Россией была упомянута в ряду внешнеполитических достижений администрации Обамы. И если первый пример может вызвать некоторые вопросы, то второй, безусловно, верен, особенно в свете только что ратифицированного обеими сторонами договора по СНВ.

В целом же обращение американского президента лишь подтвердило правоту людей, проигнорировавших это событие. В ближайшее время в американской политике вряд ли стоит ожидать каких-то судьбоносных решений, поскольку расклад политических сил делает практически невозможным принятие каких-то действительно важных законов. А исход президентских выборов, которые должны состояться через два года, в отсутствие каких-то форс-мажорных обстоятельств будет зависеть всего от одной цифры — уровня безработицы. Возможности влияния на нее у администрации Обамы крайне ограниченны.

Автор — профессор Российской экономической школы

Новости партнеров