Откуда у Сбербанка миллиард для топ-менеджеров

«Сбер» получает деньги дешевле, чем до кризиса, а кредитует ими под куда большие, чем в 2008 году, ставки

Сегодня стало известно о рекордном размере вознаграждения руководства Сбербанка. Почти миллиард рублей по итогам 2010 года разделили между собой 14 членов правления крупнейшего банка страны. Топ-менеджеры получили даже больше, чем во время великой раздачи бонусов-2008, которую до сих приводили в пример как образец того, как банки «зажрались». Тот год действительно озолотил банкиров, несмотря на то что к концу 2008-го кризис уже добрался до России и похвастаться рекордными показателями работы банкиры не могли. Примерно то же происходило и с западными банками, и по поводу запредельных бонусов для людей, проваливших свою работу, весь мир уже отвозмущался.

И вот новая страница в этой истории. В «Сбере» щедрость к самим себе объясняют прекрасными результатами работы. Действительно, банк заработал в прошлом году огромные деньги, чистая прибыль оказалась в 8 раз выше, чем в 2009 году, и на 70% выше, чем в 2008-м. «Сбер» — третий по рентабельности среди крупных российских банков, что прекрасно для такого неповоротливого колосса. В общем, претензий к банку вроде бы и правда не должно быть. Лучше оставить в стороне доводы вроде того, что банк государственный, что экономика страны в целом еще не выкарабкалась из кризиса, что «пир во время чумы», что банк продолжает эксплуатировать близость к власти и свое порой монопольное положение... Люди много заработали для своей компании и получили за это много денег — что может быть естественнее? Претензии, однако, могут быть к тому, как именно они заработали деньги для своей компании.

Небольшой экскурс в историю — в начало 2008 года, старые добрые докризисные времена. Ставки межбанковского кредитования (то есть ставки, под которые банки занимают деньги друг у друга, фактически стоимость денег для банка) тогда составляли около 5%. При этом потребкредиты, например, Сбербанк выдавал под 17-18% годовых. Сейчас, в начале 2011 года, ставки на межбанке снизились двукратно — примерно до 2,5%. А ставки по рублевым потребкредитам «Сбера» достигают цифры выше 21%. С автокредитами в «Сбере» то же самое — были ставки от 9%, сейчас — от 13% (в рублях). Стоимость денег для банков снизилась, стоимость денег для граждан выросла. Ну как тут не станешь зарабатывать? Если покупать арбузы по 10 рублей, а продавать по 90, то при достаточном размахе заработаешь не меньше топ-менеджера банка (даже если транспорт, взятки и прочие расходы составят еще 50 рублей в расчете на один арбуз). А ведь есть не только кредиты, но и депозиты! И с ними тоже происходят удивительные вещи.

Не далее как вчера премьер Владимир Путин поинтересовался вкладами Сбербанка. Глава банка Герман Греф вынужден был ответить, что, если положить деньги на полгода, ставка будет 5% годовых, а на год — 6,5%. Путин был разочарован невысокими ставками. «Жулики...» — так назвал премьер руководство «Сбера». На самом деле еще большие «жулики». Греф был не совсем точен. Реальные ставки — 3,5% и 5% соответственно. А три года назад ставки по вкладу на год составляли 5,5-12%.

Итак, деньги для банков теперь дешевле, чем до кризиса. При этом кредиты для клиентов дороже, чем в то время, а ставки по вкладам ниже. Вот секрет успешных результатов «Сбера», которые позволили ему выплатить руководству миллиард. На самом деле такая новая бизнес-модель характерна для всей российской банковской системы, просто случай со «Сбером» наиболее показательный и масштабный. И к тому же в случае с главным банком страны не работают обычные объяснения вроде «кризис нас ослабил, большая просрочка, нужно держать резервы, поэтому не можем снизить ставки». Сбербанк обладает громадной избыточной ликвидностью (8% от активов!), самой большой из российских банков. Но все же не считает нужным раздавать деньги в виде кредитов, поэтому держит ставки на высоком уровне (а на «Сбер» ориентируются все остальные игроки). Под руководством Грефа остаются огромные деньги, не востребованные рынком, так как он дает их взаймы под слишком большой процент — большинство граждан и компаний просто «не тянут». Что он делает с этими деньгами? Например, играет на бирже. За последний год вложения «Сбера» в ценные бумаги выросли в 4,5 раза. Этим, опять же, балуется не один только Сбербанк. Многие банки делают это. Но почему-то именно государственные бросились инвестировать в ценные бумаги с фантастическим размахом — по объему таких инвестиций впереди «Сбера» только Газпромбанк (хотя по скорости их накопления Газпромбанк далеко позади).

Конечно, и такая бизнес-модель имеет право на существование. Банк не считает главной своей функцией кредитование. Он считает, что главное — зарабатывать любыми путями. Так же считали американские банки накануне Великой депрессии. Впоследствии всей стране пришлось жестоко поплатиться за изобретательность и жадность банкиров. А банки разделили на инвестиционные и обычные. Чтобы одни занимались спекуляциями, а другие делали то, для чего в первую очередь нужны банки, — кредитовали экономику.

Новости партнеров