Стагнация ради стабильности | Forbes.ru
сюжеты
$56.42
69.08
ММВБ2260.11
BRENT69.98
RTS1261.99
GOLD1339.45

Стагнация ради стабильности

читайте также
+1339 просмотров за суткиСемь способов уменьшить риск инвестиций в стартапы и малый бизнес +1975 просмотров за суткиКалькулятор бюджета: нефть и курс рубля +4155 просмотров за суткиОстрова мечты: китайский капитал хлынул в Грецию +648 просмотров за суткиМировые инвестиции в недвижимость достигли $677 млрд, доля России ничтожно мала +2070 просмотров за суткиЛазурное будущее. Как получить французский паспорт без инвестиций +105 просмотров за суткиПобеды и конфликты. Экологические итоги 2017 года для нефтегазового сектора +127 просмотров за суткиПочему средняя цена на нефть Urals выросла в 2017 году почти на 27% +310 просмотров за суткиКарта подводных камней. Экономический прогноз для инвестора +124 просмотров за суткиТрамп и конфликты на Ближнем Востоке могут разогнать нефть до $80 +172 просмотров за суткиКрепкий доход. Как заработать на инвестициях в виски +200 просмотров за суткиГибкий план. Как выбирать активы для инвестиций в эпоху перемен +72 просмотров за суткиПопутный ветер. Как заставить яхту приносить хозяину прибыль +296 просмотров за суткиСложный процент. Сколько можно заработать на персональном кредитовании +371 просмотров за суткиНефтяной горизонт. Почему следует ждать снижения спроса на нефть +93 просмотров за суткиВосточный ветер. Быть ли торговой войне между Китаем и США +148 просмотров за суткиНовые санкции, выборы в России и высокие дивиденды. Что ждет инвестора в 2018 году +126 просмотров за суткиПодарок от Трампа. Как заработать на американском рынке в 2018 году +38 просмотров за суткиЭликсир спокойствия. Какие скрытые угрозы таит в себе затишье на нефтяном рынке +162 просмотров за суткиПсихология провала. В какие ловушки может угодить начинающий инвестор +52 просмотров за суткиНефтяной гигант, китайский Apple и соперник Uber. Самые ожидаемые IPO в 2018 году +103 просмотров за сутки«Физики» без лирики. Как россияне учились инвестировать в акции в начале 2000-х годов

Стагнация ради стабильности

Ксения Юдаева Forbes Contributor
Почему приемы развития экономики, успешно работающие в Азии, не помогают в России?

За два десятилетия Россия опробовала два разных подхода к реформам. 1990-е и начало 2000-х годов можно считать временем, когда строились институты, условно говоря, англосаксонского типа. В 2000-е мы, по сути, копировали институты, близкие к азиатским или континентально-европейским. Во всяком случае произошел отход от политики либерализации и минимального вмешательства государства в экономику и была сделана ставка на институты развития.

С точки зрения экономической науки подобный подход можно было бы считать обоснованным. В последние 10–15 лет появилось множество работ, показывающих, что для разных стадий развития могут больше подходить разные институты. На стадии догоняющего развития институты азиатского типа с более высоким уровнем государственного участия в экономике могут оказаться более эффективными, чем чисто рыночные. А вот когда экономика выходит на технологическую передовую, институты англосаксонского, точнее американского, типа, оказываются более полезны, так как создают лучшие условия для экспериментирования и инновационной деятельности.

Итак, произошедшее в России изменение в политике как минимум не было изначально неправильным с теоретической точки зрения. Но оказалось ли оно эффективным? Итоги подводить еще рано. Однако можно сделать вывод: в отличие от азиатских экономик, а также от многих успешных европейских примеров эффект от ставки на более активное участие государства в экономике был весьма небольшой, и быстрый рост российской экономики в 2000-е происходил не столько благодаря действиям государства, сколько независимо от них. Более того, именно быстрый рост позволял государству проводить подобную политику, а не наоборот.

Американские экономисты Барри Икес и Клиф Гадди, известные многочисленными работами о российской экономике, считают такое положение дел симптомами своеобразной «нефтяной наркомании». По их мнению, политика развития и промышленная политика в России ведут не к меньшей, а к большей зависимости от цен на нефть, даже если при этом формально и происходит диверсификация экономики. Грубо говоря, нефтяная рента используется для поддержания неэффективных секторов, а не для развития эффективных. То есть во многом Россия повторяет опыт СССР 1970-х — начала 1980-х годов.

В чем же разница между Россией и странами Азии, почему похожие инструменты дают столь разные результаты? Безусловно, нефтяная рента — это один из существенных элементов проблемы. Но, видимо, дело не только в ней, а также в разных подходах к пониманию социальной стабильности и методов ее поддержания. И в России, и в Китае социальная стабильность — одна из основных, если не основная цель политики. Но в Китае для поддержания социальной стабильности нужен рост и динамичное развитие: население готово к изменениям, но оно должно видеть, что эти изменения помогают ему лучше жить. В России, как это ни цинично звучит, для поддержания стабильности подходит ситуация, близкая к стагнации. Рост благосостояния, конечно, приветствуется, но при этом нет готовности к изменениям.

Как результат, поддержание социальной стабильности в Китае и странах Азии в целом связано с инвестиционным ростом. В России же —  ставка на рост потребления. И такая стратегия делает страну все более и более рентозависимой. Какие институты при этом страна пытается адаптировать, это уже вторичный вопрос.

Прошлый год во многом оказался переломным. В экономике стало понятно, что легкого возврата к старой модели развития не будет и что страна стоит перед риском застрять в «новой норме» с низкими темпами экономического роста, но и с низкой безработицей. При текущих довольно высоких ценах на нефть страна может находиться в этой «новой норме» длительное время. А вот выбраться из нее можно лишь за счет принципиального изменения в политике, связанного с переходом от роста за счет потребления к росту за счет инвестиций. Однажды, в конце 1960-х — начале 1970-х годов, Россия уже стояла перед подобным выбором, и всем известно, чем это закончилось. К сожалению, видимых сигналов того, что у разворачивающейся на наших глазах истории будет принципиально другой конец, пока нет.

Автор — директор Центра макроэкономических исследований Сбербанка России

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться