Теневой бизнес в цифрах | Forbes.ru
сюжеты
$58.85
69.14
ММВБ2143.99
BRENT63.29
RTS1148.27
GOLD1253.50

Теневой бизнес в цифрах

читайте также
+117 просмотров за суткиСоцпакеты, которые нас выбирают +2 просмотров за сутки«Свет для гаражной экономики»: как вывести бизнес из тени +7 просмотров за суткиДетектор лжи: как критически интерпретировать публикуемую статистику +84 просмотров за суткиСемейный альбом: как изменился портрет российского домохозяйства с середины 1990-х годов +4 просмотров за суткиНовый барометр ЦБ: почему регулятору вредно читать новости +40 просмотров за суткиЛожь и медицинская статистика: пробежка убивает или какие факты о здоровье считались правдивыми План для Путина. Уровень жизни важнее ВВП «Ура, нам не повысят налоги!» — в Думу внесен проект бюджета на три года +3 просмотров за суткиЛовушка низких доходов. В чем главный вызов для России? +6 просмотров за суткиВладимир Мау: экономика, достигнув дна, может не расти на протяжении четверти века +6 просмотров за суткиРоссийская стабильность: почему благосостояние страны трудно превратить в благополучие граждан +4 просмотров за суткиКак подстегнуть ВВП: ставка на «умную экономику» ускорит рост Оптимизм «фаворита Путина»: Орешкин ожидает рост ВВП выше 2% в течение четырех лет +4 просмотров за суткиЭкономика восстанавливается: Набиуллина о решении ЦБ снизить ключевую ставку +3 просмотров за суткиТри болезни роста. Что мешает экономическому развитию России Россияне стали тратить меньше, но ходить в магазины — чаще Восемь налоговых новаций, которые вернут экономический рост Постсоветский минимум: почему население не верит в низкую инфляцию? От риска к разумности: как поменялся российский фондовый рынок за 10 лет? Рецессия закончилась: ВВП России растет уже два квартала подряд «Центр развития» ВШЭ: «фора» от девальвации съедена, укрепление рубля тормозит экономику
Новости #Новости 13.04.2011 19:17

Теневой бизнес в цифрах

Теневая экономика России — это 16% ВВП и 18% трудоспособного населения, заявил недавно Росстат. Откуда взялись цифры? Стоит ли им верить?

Автор — директор Международного института статистического образования, заместитетель декана по статистике Факультета экономики НИУ-ВШЭ

Глава Росстата Александр Суринов не так давно заявил, что теневая экономика России составляет 16% ВВП и в ней заняты примерно 13 млн человек, или 17-18% экономически активного населения. Как российские статистики считают то, что скрыто от глаз?

Что такое теневая экономика

Международные стандарты требуют от статистических органов делать поправки ко всем макроэкономическим показателям на так называемую ненаблюдаемую экономическую деятельность. Национальные статистические службы, в том числе и российская, пытаются следовать этой рекомендации. Хотя, конечно, никто не знает на 100%, каким образом следует делать эти поправки. Это не только проблема России, это общая проблема. Другое дело, что ее масштабы несоизмеримы у нас и, скажем, в Японии.

Что вообще такое теневая экономика? Это, например, товары, с которых не заплатили налоги. Это, например, зарплаты в конвертах. Ненаблюдаемая экономика — более широкое понятие. Она включает в себя четыре составные части: (1) скрытую экономику (законное производство, скрываемое с целью неуплаты налогов, и т. д., пример — левая водка); (2) незаконное производство (наркотики, проституция и т. д.); (3) неформальное производство (все законно, но не фиксируется: например, один мужик другому мужику в деревне сколотил сарай): неформальное производство в нашей стране даже масштабнее, чем скрытое или незаконное. Мы до сих пор больше чем наполовину обеспечиваем себя «неформальной» картошкой и овощами, очень велики объемы неформальной торговли. (4) производство для собственного потребления (мужик сам себе сколотил сарай).

Сразу скажу: незаконное производство (наркотики и пр.) при расчете ВВП и даже при оценке теневой экономики вообще не учитывается. Так же как и, например, продажа украденного из воинской части пистолета: он однажды уже был посчитан, когда его произвели легально и продали армии.

А теперь о методах расчета.

Как учесть «тень»

Самый верный метод — это измерять явление с разных сторон, сопоставлять результаты и выбирать из них тот, который кажется заслуживающим наибольшего доверия. Можно, например, попросить чиновника подать декларацию о доходах, и он ее подаст. Но может быть, имеет смысл посмотреть, сколько денег он потратил? Потом можно сопоставить эти две величины и при необходимости поправить официальные доходы. Вообще существует несколько способов расчета: по доходам, по производству, по добавленной стоимости. У всех есть свои сложности.

Когда теневую экономику считают по производству, в основном речь идет о неформальном производстве. Неформальные объемы наблюдаются косвенным путем (например, по посевным площадям и средней урожайности) или с помощью специальных обследований (больше всего — в торговле). Просто люди ходят по рынкам, прицениваются, прикидывают дневной оборот и т. д. Есть специальные обследования по строительству, некоторым видам услуг. Со скрытым производством сложнее. В свое время (когда я еще работал в Росстате) мы пытались наладить сотрудничество с налоговой полицией, чтобы они сообщали нам результаты своих проверок. Но эти результаты не репрезентативны. Налоговики ходят, как правило, по наводке: они заранее знают, где искать, и обычно находят. Тут нет случайной выборки. Сейчас этот источник практически не используется.

При оценке «тени» по расходам домашних хозяйств эти расходы корректируются на объем неформальных продаж на рынках. Будьте уверены, корректируются «от души». Возможно, даже слишком лихо. Во всяком случае, Росстат за это критиковали иностранные эксперты. Зато, возможно, недосчитывается строительство — в части загородной недвижимости.

В Европе наиболее продвинутым считается метод, основанный на учете трудозатрат. То есть на основе специальных обследований считаются трудозатраты в человеко-часах по каждой из отраслей, а потом они умножаются на нормальную выработку по отрасли. У нас этот метод не прошел. Нет ни нормальных трудозатрат, ни выработки. Объемы ВВП пытаются порой оценивать исходя из динамики индикативных показателей, таких как потребление электроэнергии или объемы перевозок. Эти методы в определенных кругах считаются наиболее продвинутыми. Думаю, в основном потому, что они могут быть выполнены на основании «подручных» данных. Во всяком случае, ОЭСР официально не рекомендовала статистическим службам использовать такие методы для корректировок макроэкономических показателей, потому что они слишком субъективны: при желании может быть достигнут любой результат.

Всемирный банк, Росстат, силовики: кто лучше считает?

Так кому же верить? Всемирный банк, например, оценил долю теневой экономики России гораздо выше, чем Росстат. Но надо понимать: в распоряжении ВБ нет иной первичной информации, кроме той, которая предоставляется ему статистической службой, ЦБ, таможней и т. д. ВБ может профинансировать дополнительное исследование, но при масштабах нашей страны говорить о чем-то существенном не приходится. ВБ может лишь сотрудничать с экспертами, которые по-иному интерпретируют имеющиеся данные статистики. И это может быть очень субъективно.

Мне приходилось работать по заданию Всемирного банка, МВФ и некоторых других уважаемых международных организаций, например, в Косово, Боснии, Грузии, Армении, Азербайджане, практически во всех странах Центральной Азии. В Боснии и Киргизии моей миссией была именно оценка масштабов ненаблюдаемой экономики. Россия по сравнению с этими странами — весьма законопослушная страна. Но даже в этих странах объемы ненаблюдаемой экономики, по моей оценке, не могут превышать 30-40% ВВП.

Есть и другие структуры, которые оценивают теневую экономику в России. Это так называемые силовые структуры. Как правило, они делают такие расчеты регулярно, в самый разгар бюджетного процесса. Я знакомился с расчетами коллег из МВД. Скажу коротко: мне случалось выгонять с экзамена с двойкой студентов за куда менее очевидные ошибки.

В середине 1990-х официальная статистика России оценивала долю ненаблюдаемой экономики примерно как треть ВВП, потом эта оценка сократилась до одной четверти. Сейчас говорят примерно об одной пятой. Тенденция выглядит логично. Хотя, конечно, отклонения в три-четыре процентных пункта в любую сторону от официального показателя вполне реальны.

Коррупция и ВВП

Все же едва ли стоит верить утверждениям, что ненаблюдаемая экономика в России составляет половину ВВП или выше. Будь это правдой, это означало бы, что мы живем в стране, где ВВП на душу населения сопоставим с уровнем какой-нибудь вполне комфортабельной европейской страны, только упорно не хотим этого замечать. Конечно, у нас очень сильное имущественное расслоение — примерно на уровне Турции и Мексики и намного выше, чем в любой из стран ОЭСР. Но если размазать благосостояние по всему населению, как масло, все равно слой окажется довольно тонким.

Неформальное производство сокращается, а размер коррупции растет. Вот она действительно имеет колоссальные размеры — но дело в том, что это никак не влияет на объем ВВП. Коррупция пока по всем действующим официальным рекомендациям в состав ВВП не включается. Коррупция — это перераспределение доходов, не изменяющее их общей суммы. Страна не станет богаче оттого, что одни граждане воруют у других.

Автор — директор Международного института статистического образования, заместитетель декана по статистике Факультета экономики НИУ-ВШЭ

фото Fotobank/Getty Images

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться