Так разрешал ли Коран убивать в Сирии?

Елена Супонина Forbes Contributor
Сирия балансирует на грани гражданской войны. Запад думает, что делать

Автор — политический обозреватель «Московских новостей», востоковед

Весь последний месяц Сирия балансирует на грани гражданской войны. Бесполезно сегодня рассуждать о том, а что же такого еще не сделал президент Башар Асад, чтобы успокоить ситуацию в стране. Вроде и чрезвычайное положение отменил, действовавшее 48 лет, а демонстрации продолжаются, и только за минувшие выходные в разных городах страны погибло более 100 человек.

Сейчас в стремительно развивающихся событиях в Сирии действует другая логика — месть за убитых. Ставка властей на силовое решение проблемы только загоняет ее вглубь. Сегодня родственники мстят за своих погибших сотрудникам службы безопасности, а те отвечают, и так может продолжаться до бесконечности, пока не выльется в гражданскую войну. Ведь в этой стране в отличие от Египта армия не отказалась стрелять по своему народу.

Новости о кровавых стычках чаще всего приходят из района Дераа, что на юге страны возле границы с Иорданией. В этих местах сильны племенные традиции, люди горды и суровы характером. А начальниками в специальных органах там нередко служат назначенцы из других районов, то есть представители чужих кланов. Главный же руководитель местного отделения спецслужб — родственник Асада.

В целом сильные сирийские спецслужбы обладают очевидной слабостью — в них засилье земляков Асада и его единоверцев из малоизвестной секты алавитов (они считаются мусульманами-шиитами, но их верования сильно отличаются от традиционного ислама). В свое время опора на своих людей помогла президенту Хафезу Асаду править страной с начала 1970-х вплоть до своей смерти в 2000 году. А незадолго до кончины подготовить передачу власти в руки своего сына Башара, нынешнего президента. Но теперь выясняется, что перспективы династии не такие уж радужные и что нельзя до бесконечности опираться в основном лишь на своих людей. Недаром еще в XIV веке арабский философ Ибн Хальдун говорил о том, что после апогея власти неминуем спад и закат: «Династия имеет естественный срок жизни, как индивидуальный человек».

Там, в Дераа, все и началось месяц назад с обычной для Сирии истории. Кто-то из озорных мальчишек, насмотревшись по телевизору новостей об арабских революциях, намалевал на стенах домов призывы к отставке своего президента. Доносительство в Сирии поставлено на поток, так что выявить малолетних смутьянов не составило труда. Подростков нашли и арестовали. Родственники всполошились. Сотрудники спецслужб ответили на это грубостью, мол, «раз так воспитываете детей, мы и вас еще посадим».

В общем, последовавшие затем извинения и освобождение почему-то только восьми «хулиганов» из 15 (а где остальные, спрашивают их близкие?) было уже запоздалым, поскольку сгоряча силовики и жители не только всякого наговорили друг другу, но и открыли стрельбу. Так в Дераа пролилась первая кровь. Для спецслужб это стало неожиданностью. Ну да, крутой бедуинский нрав тамошних племен хорошо известен и там всегда надо быть осторожнее, чем в любом другом районе Сирии. Но не впервые же арестовывают и не впервые грубят — работа такая!

Как и во многих других арабских государствах, в Сирии не сразу поняли, что очень многое в одночасье изменилось. Увидев, как слабы на поверку оказались правители в Египте и Тунисе, люди перестали бояться представителей власти. Это ощущение испаряющегося страха распространилось по всей Сирии.

Дамаск же допустил еще одну ошибку. Она вызвана тем, что эта страна из-за враждебного соседства Израиля и плохих давних отношений с США все последние годы живет с ощущением осажденной крепости. Поэтому президент по традиции попытался объяснить причины внутренних волнений происками извне. О заговоре он много говорил в своей программной речи перед парламентом 30 марта. Тогда же он произнес фразу, не сулившую ничего хорошего демонстрантам. Он процитировал стих из коранической суры «Корова», который в ряде толкований считается разрешением жестко подавлять мятеж: «Смута хуже, чем убиение».

Это ключ для понимания того, что происходит в Сирии. Руководители не только не видят в восставших возможных партнеров для того, чтобы вместе провести реформы и подумать о будущем страны. А считают их смутьянами, которых можно убивать ради восстановления порядка в стране, да еще апеллируя при этом к Корану! Притом что многие демонстранты — это составляющие большинство в Сирии мусульмане-сунниты и себя они считают борцами за свободу, а не смутьянами.

Власть пытается вернуть страну к прежней стабильности. Отстаивая эту правду, президент Башар Асад подписал указ об отмене чрезвычайного положения, но не отменил его атрибуты. Так, военные суды работают на полную катушку, сохраняется прописанное в конституции положение о руководящей роли Партии арабского социалистического возрождения («Баас») и многое другое. Вот так Сирия и подошла к тому опасному перепутью, где помимо указателей «реформы» и «бархатная революция» есть и другой — «гражданская война». Вопрос заключается в том, куда повернет Башар Асад.

Шанс у него еще есть, но времени мало. Франция и Великобритания уже заявили о необходимости принятия международным сообществом мер, призванных заставить Дамаск прекратить использование силы против мирных манифестантов. Евросоюз, по словам дипломатов в Брюсселе, готовит в отношении Дамаска финансовые санкции. США также разрабатывают новые ограничительные меры в отношении руководства Сирии. Впрочем, о резолюции СБ ООН, которая могла бы развязать руки Западу в отношении Сирии по примеру Ливии, речи пока не идет.

Автор — политический обозреватель «Московских новостей», востоковед

[processed]

Новости партнеров