Если бы я был судебным приставом

Коллектор советует своим коллегам на государственной службе, как правильно собирать налоги

Автор — генеральный директор Центра развития коллекторства

Недавнее предложение Федеральной налоговой службы о списании задолженности граждан по налогам, образовавшейся до 1 января 2009 года, заставляет задуматься о качестве работы тех, кто эти долги должен взыскивать, — судебных приставов. Долги, которые предлагается списать, не всегда попадают в поле зрения приставов, так как они могут быть не подтверждены решением суда. Однако даже если выплата долга утверждена судом, работа по его взысканию часто как будто вообще не ведется, несмотря на креативные информационные ходы приставов, направленные на то, чтобы граждане сами погашали задолженность (постоянные напоминания о возможностях запрета выезда за границу, обращение взыскания на самые неожиданные объекты вплоть до домашних животных и денег на мобильном, обсуждение возможности лишения водительских прав и т. д.).

Что можно посоветовать Федеральной службе судебных приставов для взыскания «безнадежных» долгов?

1. Прежде всего необходимо сегментировать долги, разделить их на несколько групп. (Сегментация у приставов есть, но слишком грубая: в особую группу выделяются только очень крупные долги, по которым работает отдел по особым производствам.) Актуально выделение более-менее крупных долгов, по которым будет рентабельна индивидуальная работа, включающая выезды по месту жительства должника, розыск его имущества, организацию уголовного преследования при злостном уклонении от исполнения обязанности по уплате. В отношении этих должников целесообразно использование в том числе технологий корпоративного коллекторства, включающих индивидуальное PR-сопровождение взыскания. Эта методика может быть названа «законным» шантажом и заключается в описании, а затем демонстрации должнику возможности сообщения лицам, важным для бизнеса и иной деятельности должника, информации о долге и уклонении от его уплаты. Как показывает практика некоторых российских и зарубежных коллекторских агентств, многие должники больше боятся точечного распространения информации, чем принудительного взыскания или уголовного преследования. Такая информационная угроза, кстати, используется крупными страховщиками поставок (Coface, Eular Hermes и др.), которые уведомляют проблемных должников (речь о корпоративных долгах), что сведения о них могут быть распространены в рамках специального реестра недобросовестных участников внешнеэкономической деятельности.

2. Мелкие долги взыскивать с помощью индивидуальной работы просто нерентабельно. Основная ставка может быть сделана на PR, но не угрожающий, как сейчас у приставов, а положительно стимулирующий. Например, как ни смешно, возможно проведение лотереи среди тех, кто полностью или частично погасил задолженность. Такой ход неоднократно использовался в различных регионах России (Приморье, Республике Коми и др.) для взыскания долгов ЖКХ. После проведения лотереи платежи стали поступать более своевременно, т. к. само обсуждение лотереи как необычного события напоминало о людям необходимости платить.

Правда, кроме PR-сопровождения обязательно обеспечить удобство погашения задолженности (через платежные терминалы, использование пластиковых карт, электронных денег, покупку специальных лотерейно-оплатных карточек и т. д.).

3. Предупреждение о негативных последствиях неуплаты задолженности по налогам должно быть максимально адресным. Стоит распространять информацию не просто о запрете на выезд для должников, а о том, что в конкретном случае такая ситуация возникла с гражданином N, который имеет задолженность по налогам, подтвержденную решением суда, и, возможно, оно было вынесено с нарушениями в части уведомления о наличии задолженности. В этом тяжело признаваться, но да, смысл таких действий ровно в том, чтобы люди испугались и заплатили, а также взвесили временные затраты на подачу иска о том, что их вовремя не уведомили. У нас население часто находится в плену мифов о простоте подачи исков (этому способствуют телепередачи типа «Часа суда»), но если люди, особенно занятые, прикинут реальные затраты на подачу иска, участие в судебном заседании или отправку на него адвоката, они могут отказаться от такой идеи.

4. Дополнительные ходы для взыскания проблемных долгов по налогам могут быть самые разные. Например, установка, по аналогии с ГИБДД, сотрудничающей со страховыми компаниями, рекламных щитов с напоминанием именно о мелких налоговых долгах (поддержать налоговую службу или приставов в этом начинании могут крупные консалтинговые компании или коллекторские агентства). Или даже проведение конкурса историй про налоговые долги, их уплату и последствия неуплаты. Не буду спорить с критиками этой идеи, скажу одно: даже глупость, если она оригинальна, хорошо запоминается, а именно это от рекламной акции и требуется.

5. Организация электронной биржи долгов и привлечение к ней внимания под лозунгами «помоги другу — погаси за него долг», «лучшие подарок — спасение от долгов» и т. д. Такая торговля долгами, в том числе долгами частных лиц, развернута в Италии UGC Banca SpA, входящим в группу UniCredit. Обычно торговля долгами устроена как аукцион (в настоящее время часто в электронной форме) с уменьшением цены долга на каждом шаге. Покупатель долга становится кредитором вместо государства и может использовать соответствующие права, включая право на защиту своих гражданских прав (ст. 14 ГК РФ), которое может выражаться, что ж тут поделаешь, в распространении информации о долге.

Автор — генеральный директор Центра развития коллекторства

[processed]

Новости партнеров