Пять дней после путча

Ксения Юдаева Forbes Contributor
Конец августа — сплошные годовщины. Например, 26 августа 1991 года была приостановлена деятельность КПСС по всей стране

Двадцать лет назад мы проснулись в новой стране. Она называлась не СССР, а Россия и собиралась строить рыночную экономику и демократическое государство. Как позже выяснилось, жители этой страны не до конца отдавали себе отчет в том, что это такое и действительно ли они хотят рыночной экономики и демократии или просто хотят видеть колбасу в магазинах. Но механизм перемен был запущен, и к прошлому возврата уже не было.

За эти годы страна изменилась. Мы привыкли к пробкам в больших городах и встречам за кофе в многочисленных кафе. Уже невозможно представить себе, что когда-то мы с мамой, будучи проездом в Новороссийске, не смогли найти там ни одного заведения, где можно было бы поесть. И что вместо кофе в университетской столовой обычно подавали кофейный напиток из цикория. Мы уже забыли электрички, приезжавшие в Москву «за колбасой». Ушли из лексикона слова «дефицит», «фарцовщик» или «лимитчик». Мы привыкли и научились осваивать технологии вместе со всем миром: сотовых телефонов уже больше, чем людей, цифровые фотоаппараты заменили пленочные, а MP3-плееры — столь желанные когда-то магнитофоны. Главной проблемой для многих из нас стало то, что новые версии iPad и iPhone появляются в России с задержкой на несколько месяцев, а не то, что официально их нет вообще.

Структура производства изменилась меньше, чем структура потребления. Как и в 1980-х, в 2010-х экономика России зависит от нефти и решений Саудовской Аравии. Структура обрабатывающей промышленности поменялась мало, в этом Россию не сравнить с Китаем, в котором за 20 лет сменилось несколько технологических укладов. «Новая экономика», опирающаяся на интернет, появилась и быстро развивается, хотя и в этой сфере Россия явно отстает от Индии или Бразилии.

В социально-политической жизни изменений еще меньше. На встречах в кафе за настоящим кофе, а не напитком из цикория мы все чаще и чаще обсуждаем, что страна движется по кругу. Что выборы как были декорацией, так и остались (правда, власти уже считают недостаточным для обеспечения результатов голосования привезти на участки бутерброды с икрой и тратят гораздо большие суммы на предвыборные популистские программы). Что новостные программы являются не источником новостей, а орудием пропаганды. Что власти не уважают народ и мигалки тому пример. Что уголовное законодательство самое репрессивное в мире и относится к бизнесменам исключительно как к спекулянтам. Впрочем, все другие связанные с бизнесом сферы законодательства или государственного регулирования также направлены скорее на борьбу с бизнесом, чем на создание для него удобных условий.

У власти, впрочем, есть свое оправдание. Ссылаясь на опыт последних 20 лет, ее представители говорят о неготовности народа ни к рыночной экономике, ни к демократии. О том, что необходимо подождать, когда ситуация дозреет. Тем не менее иногда власть сама ведет себя непоследовательно. И общается с неготовым к демократии народом через Twitter.

В 1889 году Чехов написал в письме Суворину знаменитую фразу о том, как он выдавливает из себя по капле раба. Это писал «молодой человек, сын крепостного, <…> воспитанный на чинопочитании, <…> поклонении чужим мыслям», родившийся за год до отмены крепостного права. И он был пропитан привычками и инстинктами времен крепостного права, которые он по капле из себя выдавливал. Опыт Чехова говорит о том, что власти отчасти правы и что быстро избавиться от привычек прошлого сложно. Но он говорит и о другом: это не автоматический процесс, это тяжелая работа. И именно о таком «выдавливании» из себя «совка» нельзя забывать, если мы действительно хотим, чтобы страна наша стала по-настоящему другой.

[processed]

Новости партнеров