Идеальный непроходной кандидат — очень полезная вещь. Зачем же Кремль убрал Михаила Прохорова?

Андрей Щербак Forbes Contributor

Первая сенсация (возможно, и единственная) нынешней думской кампании — Михаил Прохоров перестал быть лидером «Правого дела». Этот эпизод, никоим образом не влияющий на итог самой кампании, как ни странно, характеризует деградацию российской политической системы.

Михаил Прохоров с самого момента избрания лидером партии «Правое дело» был идеальным непроходным кандидатом для Кремля. Иными словами, эта была одна из худших кандидатур для руководства политической партией. Миллиардер-олигарх, шлейф залоговых аукционов, дилетант в политике (нет своей команды и нет своей программы), автор «антинародного» проекта Трудового кодекса. Плюс такие идеи, как предложение объединить Россию с Европейским союзом с помощью одной валюты, ограничить количество депутатских мандатов в Госдуме, которые может получить одна партия, а также дать этому органу право объявлять импичмент членам правительства и губернаторам, — все это иначе как эпатажем не назовешь. Однако даже такой Прохоров оказался для Кремля политиком, которого надо «мочить».

«Правое дело» изначально было «политическим франкенштейном», рожденным в кремлевской лаборатории. Партия, созданная с согласия Кремля, возглавляемая системными конформистами, инфильтрованная ставленниками того же Кремля (как оказалось на съезде 14-15 сентября), с рейтингом порядка 1-2%, терпеливо ждала своей участи перед выборами. Получив хоть и непроходного, но яркого (и готового существенно вложиться в развитие партии) Прохорова в качестве лидера, она явно оживилась. Однако оказалось, что «франкенштейн» сделан наспех: после нескольких конвульсий от политического тела стали отлетать руки, ноги и голова. Искусственно созданная партия искусственно раскололась.

Чем не угодил Прохоров Кремлю? Включение Ройзмана в списки — довольно спорный повод для конфликта. На то и есть чуровский ЦИК, чтобы все правильно организовать и подсчитать. В случае данного проекта речь изначально могла идти об одном-двух местах в Думе по итогам преодоления 5%-ного рубежа. Такое впечатление, что в Кремле боялись проспать ночь выборов и не успеть отдать Чурову нужную команду с нужными показателями. Кроме того, была бы команда, телеканалы не оставили бы от Прохорова и «Правого дела» камня на камне. Да в список партии Кремль бы внес своих людей, чтобы контролировать фракцию. Теперь же возникают «проблемы»: «Единая Россия» заявила о готовности участвовать в теледебатах, так кто же будет спаринг-партнером? Не Зюганов же с Жириновским…

Все это, к сожалению, говорит о развивающейся деградации российской политической системы. После отмены губернаторских выборов в 2004 году Москва потерпела унизительное поражение на Украине в ходе «оранжевой революции»; это неудивительно — если нет выборов у себя, то откуда взяться профессионалам? Отказ от выборов и публичной политической конкуренции теперь привел к тому, что Кремль разучился даже создавать управляемые нишевые проекты. Были все предпосылки, чтобы создать видимость конкуренции, видимость политического развития, дать набрать яркому лидеру свои ничего политически не значащие несколько процентов голосов. Но квалификация потеряна, относительно тонкие манипуляции уже недоступны, проект развалился.

Самое печальное — и самое опасное — заключается в том, что вся эта история является еще одним свидетельством нереформируемости российской политической системы. Как праймериз в «Единой России» (обернувшиеся во многих регионах скандалами и обвинениями в фальсификации результатов), так и попытки создавать искусственные партии с новыми псевдолидерами для видимости конкуренции и открытости системы являют собой жалкое зрелище. При нынешнем режиме улучшение и развитие политической системы невозможно.

[processed]

Новости партнеров