Что спасло капрала Гилада Шалита | Forbes.ru
$59.28
69.58
ММВБ2160.75
BRENT63.55
RTS1149.88
GOLD1243.40

Что спасло капрала Гилада Шалита

читайте также
+597 просмотров за сутки«Пучина огня и насилия». Почему Эрдоган и Путин возмутились решением Трампа по Иерусалиму +201 просмотров за суткиБлижний Восток в огне. Какими будут последствия решения Трампа по Иерусалиму Target Global вложит €100 млн в финтех-стартапы из Германии и Израиля Уклонение от налогов: не все швейцарские «сливы» одинаково полезны +5 просмотров за суткиОтца и сына Мирилашвили задержали в Израиле по делу о коррупции +8 просмотров за суткиМировое турне Трампа: танец с саблями, толчок в спину премьер-министру и «зверь» в воротах Бомба в ноутбуке: Трамп рассказал Лаврову о планах ИГ взорвать авиалайнер Обетованные стартапы: за счет чего Израиль стал крупнейшим игроком в трансфере технологий К визиту Нетаньяху: что Россия может получить от экономики Израиля «Настоящий друг Израиля»: как прошла первая встреча Трампа с Нетаньяху +1 просмотров за суткиПутин в послании Федеральному собранию: «Борьба с коррупцией — это не шоу» +1 просмотров за суткиВсе о Дональде Трампе — в бесплатном еженедельнике Forbes для iPad +1 просмотров за сутки900 вопросов и 200 человек: чему может научить история "выхода" российских предпринимателей +3 просмотров за суткиГайзер пошел на сделку со следствием Золото партий: почему на выборах в Госдуму не будет новых игроков Что обещали своим избирателям Дональд Трамп, Хиллари Клинтон и другие кандидаты в президенты Анатомия Яровой: одиозный депутат в цифрах и фактах Субъект недоверия: чем заканчивались уголовные дела губернаторов Инвестиция или взятка: что известно об аресте губернатора Белых Brexit в переводе на русских Юрий Шефлер: в Лондоне с налогами будет еще лучше, чем раньше
Новости #Власть 18.10.2011 17:51

Что спасло капрала Гилада Шалита

Елена Супонина Forbes Contributor
Гилад Шалит фото REUTERS 2011
Одного израильтянина обменяли на 1027 палестинцев — его судьба стала делом государственной важности

Обмен Гилада Шалита, который для многих так и остался капралом, хотя за пять лет пребывания в заложниках начальство повысило его в звании до старшего сержанта, уникален как по исполнению, так и по своей сути. 18 октября одного израильтянина обменяли сразу на 1027 палестинских заключенных, из них ровно одна тысяча мужчин, плюс — словно в довесок — 27 женщин. При этом из-за двух из них сделка чуть было не сорвалась прямо на границе — они не хотели возвращаться в сектор Газа. Но одну удалось уговорить, вторую принял Египет.

Операция, начинавшаяся как тайная акция спецслужб и дипломатов, была обставлена как войсковая, да еще при повышенном внимании журналистов. Только за последние пару дней в еврейское государство освещать сделку примчалось несколько тысяч иностранных репортеров. Дом родителей заложника в поселке на севере Израиля превратился в настоящую крепость, которую от осаждающих ее корреспондентов взяли под охрану военные. Дежурившие там полицейские подразделения со вчерашнего дня были усилены, а прессе разослали инструкцию не приближаться к зданию. Истерия по мере приближения часа «икс» возрастала.

За сутки до этого военное командование Израиля обнародовало логистику обмена: не все палестинцы вернутся на родину, некоторым в этом отказано, но их готовы принять Египет, Турция и Сирия. Во вторник из израильских тюрем вышли 450 мужчин и все 27 женщин. Остальных 550 палестинцев освободят в последующие дни.

Гилад Шалит из палестинского сектора Газа сначала попал в Египет, затем на одну из военных баз на юге Израиля, а потом еще на одну базу под Тель-Авивом. На каждом этапе, в четком соответствии с планом, его сопровождали врачи. Дальнейшие его переезды по пути домой поставлены в зависимость от результатов медицинского обследования. Сегодня же ему сделают рентген жизненно важных органов, начнут лечить зубы — израильское руководство готово сдувать любую пылинку с экс-пленника, лишь бы с ним ничего не случилось.

Власти до последнего момента опасались, как бы любое неосторожное слово или действие не сорвало сделку. В таком случае была бы незавидна  судьба не только пленника, но и согласившихся на этот обмен израильских политиков, включая премьер-министра Биньямина Нетаньяху и руководителей силовых структур. Уникальность этой ситуации, на мой взгляд, не столько в том, что одного меняют на многих, а в том, что за одного военнослужащего младшего командного состава из обычной семьи, захваченного возле сектора Газа и проведшего в плену пять лет и четыре месяца, готовы нести ответственность руководители страны.

Они реально рисковали своими карьерами. И если бы с Гиладом Шалитом произошло что-либо плохое, устоять правительству  не позволило бы общественное мнение. Цена жизни одного молоденького, считай, солдата — это в данном случае не только сотни палестинских боевиков, но и все израильские министры вместе с премьером. На кону было доверие между властями и гражданами, то есть внутриполитическая стабильность в стране.

Представить подобное в России я себе не могу. Это и есть гражданское общество, вот что спасло Гилада Шалита. Его освобождения упорно добивались родители, брат и сестра, другие родственники. Но они были не одиноки. Отец стал узнаваемой фигурой, его стали часто приглашать на телевидение. Газеты и журналы регулярно публиковали интервью с родственниками заложника. Многие не имеющие отношения к этой семье люди выходили на митинги с плакатами «Освободите Гилада Шалита».

Израильские дипломаты и депутаты помогли организовать в нескольких столицах Европы передвижную выставку его неумелых рисунков, сделанных в возрасте 11 лет, издали из них брошюру. На всех переговорах любого уровня, включая самый высокий, израильтяне поднимали эту тему. Судьба Шалита стала делом государственной важности.

Даже в России чиновники привыкли к тому, что ни одна встреча с президентом, премьером или любым министром Израиля не обходилась без просьбы о помощи в решении проблемы Шалита. Израильтяне, которым не нравились контакты россиян с радикалами из палестинского Исламского движения сопротивления (ХАМАС), тем не менее, говорили о желательности того, чтобы глава МИД Сергей Лавров и президент Дмитрий Медведев на своих встречах с лидером этой организации Халедом Машалем поднимали тему израильского заложника.

И россияне выполняли эти просьбы. Впрочем, реальных рычагов влияния на ХАМАС у Москвы не было, поэтому в нынешней сделке главную посредническую роль сыграли египтяне, а также, по старой привычке участия в подобных обменах, немцы. Они в 2004 году помогли обменять 436 палестинских и ливанских заключенных на попавшего в заложники в Ливане израильского бизнесмена Эльханана Тененбаума. Вместе с ним тогда еврейскому государству были возвращены для захоронения останки трех солдат. 

Движение ХАМАС объявило обмен своей победой. Среди палестинцев, кому посчастливилось выйти из тюрьмы раньше срока, полученного за участие в вооруженной борьбе против Израиля, есть и те, кто был осужден на пожизненное заключение, то есть не гнушался террористическими методами.

Это сегодня больше всего возмущает противников сделки в Израиле, тех, чьи родственники погибли в террористических атаках. Они предупреждают о возможности новых похищений. (В Египте, например, уже звучат предложения обменять подобным образом молодого израильтянина Илана Грейпеля, имеющего и американское гражданство: этим летом он был задержан в Каире по обвинению в шпионаже.) Есть и те, кто вообще считает бесперспективными любые мирные контакты с палестинцами, делая ставку на силовое решение конфликта. Среди них министр иностранных дел Авигдор Либерман. Однако социологические опросы, регулярно проводимые на этот счет в последние годы, стабильно показывали, что от 65% до 70% опрошенных израильтян выступали за то, чтобы сделка состоялась. К тому же других вариантов спасения этого парня было немного и все они уже были опробованы в прошлом.

Один из вариантов — обмен. Подобное происходит не впервые, но при этом всегда сохраняется вероятность того, что объекта сделки уже нет в живых и придется договариваться об обмене трупами. В 2008 году в гробах вернулись домой израильские военные Эльдад Регев и Эхуд Гольдвассер, похищенные на границе с Ливаном за два года до этого, — их тела выменяли на пятерых живых боевиков и 199 трупов.

Второй вариант — пытаться освободить пленника без спешки, используя деньги, угрозы или дипломатические уловки. Но так существует опасность, что пленник может исчезнуть бесследно, как пропавший в Ливане почти четверть века назад — 16 октября 1986 года — военный летчик Рон Арад. В его биографии до сих пор нет даты смерти. Кто-то говорит, что из Ливана его перевезли в Сирию или Иран и он уже там умер. Однако Израиль не та страна, где забывают про это. Люди помнят и тормошат власть.

Третий вариант — силовая акция, в которой израильские спецслужбы могли бы продемонстрировать свое мастерство. Однако могло получиться и так, как с ефрейтором элитного подразделения Нахшоном Ваксманом. В октябре 1994 года он сел в попутную машину, водитель и пассажиры которой были смуглыми людьми в кипах. Это оказались не евреи, а палестинцы, заранее спланировавшие захват. Израильские силовые структуры вычислили место, где содержался пленник. Однако при внезапном штурме дома были убиты не только похитители, но сам заложник и командир группы спецназа. Генштаб тогда возглавлял Эхуд Барак, который сейчас, занимая пост министра обороны и памятуя о разразившемся тогда скандале, высказался за мирный обмен. Предыдущий опыт помог на этот раз спасти жизнь заложнику — капралу Гиладу Шалиту.

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться