Финансовое регулирование и карьерный вопрос | Forbes.ru
сюжеты
$58.78
69.15
ММВБ2143.99
BRENT63.36
RTS1148.27
GOLD1255.13

Финансовое регулирование и карьерный вопрос

читайте также
+179 просмотров за суткиСтавка на повышение.Что будет с долларом после решения ФРС +30 просмотров за суткиОпасное сближение. Почему ЦБ может прервать цикл снижения ставок +13 просмотров за суткиОпасности страхования. Как оценить надежность страховщика в эпоху перемен +4 просмотров за суткиНовогодние индексы Набиуллиной. Цены на «Оливье» растут, «селедка под шубой» дешевеет +13 просмотров за суткиВоля к жизни. НПФ «Будущее» сократит каждого пятого сотрудника до конца года +23 просмотров за сутки57 или 68: три сценария для рубля и цен на нефть в 2018 году +4 просмотров за суткиНовый барометр ЦБ: почему регулятору вредно читать новости +60 просмотров за суткиПоложительная масса. Как избыток денег в банковской системе отразится на ключевой ставке ЦБ +21 просмотров за суткиСдавайте валюту. Минфин предлагает ограничить конвертируемость рубля в случае кризиса +3 просмотров за суткиЦБ с косой: почему банковская система возвращается в СССР +4 просмотров за суткиКонтрольная работа: кто будет регулировать выпуск криптовалют Черная метка: более ста владельцам и менеджерам «ФК Открытие» запретят банковскую деятельность +7 просмотров за суткиПервые деньги Набиуллиной: в обращение вышли банкноты в 200 и 2000 рублей +9 просмотров за суткиЗдоровая конкуренция. «Зачистка» ЦБ вдвое сократит число банков в России Шлейф «Открытия»: Qiwi выкупила бренд и технологии Рокетбанка и «Точки» Риск и выигрыш: как долго рубль будет оставаться звездной валютой Временный штиль: что мешает рублю продолжить коррекцию? +129 просмотров за суткиСирийский след. ЦБ лишил лицензии банк из санкционного списка США +1 просмотров за суткиСуровая забота. Нужно ли защищать россиян от CFD и бинарных опционов Утечка финансов. ЦБ предложил запретить выезд руководства проблемных банков за рубеж Регулятор рынка недвижимости: Шишханов отдаст ЦБ «Интеко» и А101

Финансовое регулирование и карьерный вопрос

Антон Табах Forbes Contributor
Оживленная дискуссия о том, как перестроить регулирование рынков, объясняется лишь амбициями некоторых чиновников

Как сделать, чтобы регуляторы финансовых рынков работали эффективно и не допускали фатальных просчетов? В прессе обсуждается много более или менее остроумных идей о «правильном» устройстве регулятора. Однако изучение мирового опыта, утверждает финансовый аналитик Антон Табах, ведет к парадоксальному выводу: от выбора модели регулирования успешность этого процесса почти не зависит.

Есть в финансовой жизни идеи бессмертные, как Кащей, — тот же «золотой стандарт», а есть нерешаемые задачки, в духе Кристобаля Хунты у братьев Стругацких. Классической задачей такого сорта является вопрос о том, лучше ли для финансового рынка иметь много разных регуляторов — для банков, для инвестиционных компаний, для страховщиков, для пенсионных фондов — или лучше один универсальный.

Единой мировой практики в этом вопросе нет. Разные (при этом одинаково рыночные и финансово продвинутые) страны используют диаметрально противоположные подходы. Есть американский путь (principle-based regulation) — с множеством федеральных, штатных и саморегуляторов, а также сложным законодательством, которое в некоторых случаях ведет к «срокам огромным, этапам длинным». Есть британский — с отдачей регулирования на откуп самим финансовым институтам («мягкое регулирование» государством или само-регулирование). Есть немецкий путь, сочетающий жесткость принципов с универсальностью регулятора.

У каждой из концепций есть упертые сторонники и не менее упертые противники. Специализация регуляторов позволяет им быть более гибкими, не иметь конфликтующих целей, но мешает «ловить мышей» в случае контроля за сложносоставными финансовыми институтами или если речь идет о новых инструментах, которые оказываются вне зоны регулирования (те же CDS).

Отдельной проблемой является контроль за компаниями мирового значения региональными чиновниками с неочевидными квалификацией, финансированием и полномочиями для такой работы (AIG, разруливание ситуации с которой вызвало вторую волну паники на мировых рынках в сентябре 2008-го, была под контролем страхового комиссионера штата Нью-Йорк). Универсальные регуляторы лучше надзирают за сложными структурами, но могут быть слишком велики для адекватной защиты мелких инвесторов или для быстрой реакции на кризисные явления. Часто единого регулятора вычленяют из Центрального банка, отделив функцию проведения кредитно-денежной политики от банковского надзора, так как они нередко противоречат друг другу.

Разным бывает и подход к «кормлению» регуляторов. При саморегулировании финансовой индустрии (или очень легком госрегулировании с помощью специального органа) можно сытно кормить регулятора за счет сборов с банков и страховых компаний. Это обеспечивает очень высокий уровень качества кадров и их неподкупность в каждом частном случае расследования. Но обратной стороной такого «образа жизни» регулятора является наполнение его руководящих органов представителями регулируемых сообществ, осознание единства его интересов с интересами индустрии.

Можно держать регуляторов на относительно постных «казенных харчах» (оклады в американской SEC и в регулируемых ею структурах различаются в разы, а иногда даже на порядок). Но тогда надо понимать, что сотрудники через пару-тройку лет «смирения плоти», скорее всего, уйдут на работу к бывшим регулируемым. Руководящие позиции также часто комплектуются политическими назначенцами с хорошими связями в индустрии (вспомним того же Харви Питта, который до работы главой SEC был блистательным адвокатом по «беловоротничковым» преступлениям). В результате появляется «каптивный» регулятор — контролер, захваченный представителями объекта регулирования напрямую, либо воспринимающий свои интересы как идентичные с интересами этих объектов. И то и другое плохо, но хорошего решения пока не найдено. Назначение одновременно неподкупных и не нуждающихся в будущих благах монахов-отшельников или детей миллиардеров не способно обеспечить полный штат даже маленького регулятора.

Кризис 2007-2009 годов показал, что готовность или неготовность регуляторов к финансовым катаклизмам мало зависит от их устройства. SEC, ФРС, британская FSA, казахстанское АФН (упустившее коллапс двух из четырех крупнейших банков страны) — все оказались в чем-то не готовы к проблемам своих финансовых институтов. А во всеоружии встретили кризис жестко регулируемая Канада с множеством регуляторов и практически полностью саморегулируемая Австралия, а также американская FDIC (местное агентство по страхованию вкладов).

Реакция властей на реорганизацию регулирования после кризиса тоже разнится. Великобритания отдала своего регулятора легкой весовой категории на заклание и дробит его на три института с возвращением ключевых надзорных функций «супертяжеловесу», Банку Англии, разруливавшему финансовые кризисы уже более трех веков. В США (где унификация регулирования невозможна по политическим причинам) идет концентрация финансового надзора в ФРС — с созданием дополнительной структуры, нацеленной на защиту прав потребителей. В Казахстане обсуждаются самые разные варианты, но Национальный банк определенно лидирует в задании «регулятивной» повестки дня — во многом благодаря политическому весу и опыту своего председателя Григория Марченко.

В России создание мегарегулятора вряд ли будет таким уж значимым шагом. Образование единого депозитария или обсуждаемая прессой и властями консолидация РТС и ММВБ более важны для инвесторов. У ЦБ и сейчас нет проблем с финансированием надзорного аппарата — но у всех в памяти и последние, и давние провалы банковского надзора. Деятельность СРО в финансовом секторе может быть оценена положительно, но вряд ли изменение будет системным. Страховой надзор в последние годы оказался в руках выходцев из страховой индустрии — но пока сектор не втянут в скандалы, поставить им в вину совершенно нечего, а все острые вопросы все равно решают Минфин и правительство. В области защиты прав потребителей лидерами стали Антимонопольная служба (несмотря на значительное ограничение ее полномочий именно в этой сфере) и Роспотребнадзор, активный на всех фронтах. Надо сказать, что оба эти органа менее всего подвержены влиянию финансистов и «ближе к народу» — но они-то как раз вряд ли станут базой для мегарегулятора.

Всплывшие в прессе новые идеи не более чем желание некоторых чиновников и депутатов улучшить свои карьерные перспективы, воспользовавшись посткризисным переосмыслением финансового миропорядка. Но их значимость не стоит преувеличивать. Проблем с регулированием финансового сектора и защитой его клиентов в России достаточно много — но они не решаются выбором между универсальным мегарегулятором и множеством специализированных.

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться