ТНК-BP решила бороться с коррупцией в одиночку. Справится ли? | Forbes.ru
$58.69
69.39
ММВБ2135.98
BRENT62.97
RTS1146.55
GOLD1255.70

ТНК-BP решила бороться с коррупцией в одиночку. Справится ли?

читайте также
+31 просмотров за суткиОтнять и поделить: Эр-Рияд хочет забрать у подозреваемых в коррупции до $100 млрд +18 просмотров за суткиНовый курс: дочь бывшего президента Анголы лишилась должности в госкомпании Sonangol Коррумпированная корона: саудовский принц потерял почти $3 млрд за три дня после ареста +22 просмотров за сутки«Лукойл» vs «Роснефть»: 26 лет спустя «Неча на зеркало пенять»: Улюкаев ответил Сечину эпиграфом к гоголевскому «Ревизору» «Бойтесь данайцев, дары приносящих»: Улюкаев о подаренной Сечиным корзинке с колбасой +11 просмотров за суткиИстория о корзиночке с колбасой. Что говорит Сечин о процессе над Улюкаевым +5 просмотров за сутки«Я была удивлена»: бывшая подчиненная Улюкаева дала против него показания +12 просмотров за суткиКоррупционная гравитация: как распознать симптомы распила в закупках Коммерсант под крышей: как чиновники и силовики помогают бизнесу в России НАТО рядом: альянс ведет переговоры о поставках вооружения на Украину День расходящихся тропок: как праздник переиграл протест Хищения в области культуры: «Седьмая студия» Серебренникова и еще топ-пять громких дел +7 просмотров за суткиОтца и сына Мирилашвили задержали в Израиле по делу о коррупции Бразильский коррупционный скандал: перетекут ли средства разочарованных инвесторов в Россию? «Политзаказ» или «волатильность»: 45% опрошенных россиян поддержали отставку Медведева Конец вечеринок: чиновников хотят оградить от сомнительных услуг «Закручивание гаек» решает не проблему, а ее следствие Миллиардер Роман Троценко об итальянской коррупции Антикоррупционный комплаенс в России: столкновение культур Россия заняла 131-ое место в Индексе восприятия коррупции Transparency International

ТНК-BP решила бороться с коррупцией в одиночку. Справится ли?

фото Russian Look/Picvario

ТНК-BP готова разрывать отношения с поставщиками, добившимися подрядов при помощи коррупции. Одна из компаний уже лишилась контрактов на $600 млн, а 13 помогавших ей сотрудников ТНК-BP, в том числе и менеджеры высшего звена, уволены, — пишут «Ведомости».

Прочитав эту новость, все, разумеется, подумали: «А вот и он, замечательный повод поглумиться над тем, как ТНК-BP — порождение консервативной британской BP и, мягко сказать, известных своими нестандартными бизнес-подходами «Альфы» и «Реновы», тут нам вешает лапшу на уши о том, как они борются с коррупцией и взятками. Хотя и последнему таджикскому дворнику в Москве известно, что даже воробьи вокруг нефтяных компаний бесплатно не летают». Можно, конечно, и поглумиться, вспомнив, например, о том, что писал Wikileaks о ТНК-BP и уважаемом Германе Борисовиче Хане со слов не менее уважаемых представителей международного капитала в компании. Но это уже история. Может, за прошедшие годы в российской нефтяной промышленности все резко поменялось?

На самом деле, если посмотреть на судьбы российской нефтянки именно с точки зрения ее коррупционной составляющей, нельзя не заметить, что живет эта бюджетонаполняющая отрасль между Сциллой и Харибдой. Сциллой суровой российской коррупционной действительности, где мелкие чиновники, ответственные за согласования и «утрясания», строят особняки на Лазурном берегу, зарегистрированные на офшорные компании. И Харибдой торжествующего на Западе непримиримого подхода к коррупции, выражающегося в принятии всячески FCPA и Bribery Act, после разъяснения последствий применения которых юристами простому топ-менеджеру российской нефтяной компании хочется тоскливо выть на луну, думая, что в английских тюрьмах все-таки лучше, чем в Бутырке, но кормят тоже не очень.

Понятно, что до какого-то времени благодаря различным хорошо отработанным трюкам и высокооплачиваемым юристам всем российским компаниям с «западной» составляющей будет удаваться жить по известной клинтоновской формуле «курил, но не затягивался». «А? Кто? Пупкин попался на взятке? Платил чиновнику Минэнерго? Да нет у нас такого Пупкина! Ах, у нас работал? Так уволился уж как полгода! Перешел, так сказать, на общественную работу. В фонд «За чистые руки в российской нефтяной и газовой промышленности». А что у них там делается, мы не ведаем! У их президента академика N спросите, когда он из ЦКБ выйдет!» Но все эти выкрутасы будут работать еще годика три, а потом или кого-нибудь на благословенном Западе возьмут в порядке создания прецедента (ну, вроде как Бута) за что-то мягкое, арестуют счета и активы, заставят заплатить громадный штраф и публично раскаяться (ну, как Daimler-Chrysler) или закон поправят так, что юристы скажут: «Ну все, уважаемый Иван Иванович, сушим весла и с первого числа начинаем жить с чистого листа, а то всем ездить отдыхать придется не дальше Кисловодска и детей учить, как лохам, в МГИМО». И дальше уже начнется совсем другая история российской нефтянки, которую мы сейчас предсказать даже не беремся.

Если же подумать о совсем насущном, то вопрос на удивление прост: как может какая-то компания в России в принципе бороться с коррупцией, если вся страна отстроена как идеально и без сбоев функционирующий коррупционный механизм? Это все не может не напомнить легенду нашей туманной юности о возможности построения коммунизма в одной отдельно взятой стране. И ТНК-ВР тут, в общем, и ни при чем. Она просто хочет как лучше и ведет себя как в старом советском анекдоте: «Ну все, товарищи, рельсы кончились. Теперь мы закроем глаза, будем раскачивать вагон и делать вид, что едем». Ведь даже самому предвзятому наблюдателю очевидно, что речь может идти и идет только о тех или иных сугубо имитационных механизмах, функционирующих по устоявшейся модели: на клетке осла пишем «верблюд» и все дружно начинаем в это верить. Поскольку с ТНК–ВР все, без преувеличений, связываться просто боятся или считают для себя невыгодным, все своим видом показывают, что активно верят, будто коррупция в одном из крупнейших российских нефтяных холдингов (и немного, по мнению англичан, британском) будет объектом самой непримиримой борьбы и, возможно, завтра, ну послезавтра, ну в крайнем случае в следующем месяце, будет побеждена.

При этом вопрос, может ли хоть одна крупная или средняя российская компания принципиально (!!!) функционировать без «борзых щенков», останется так же принципиально не отвеченным до уже упомянутого нами времени, которое неизбежно наступит, несмотря на нежелание людей в круто отделанных кабинетах с табличками «Вице-президент по GR». Поскольку дать на него правдивый ответ официально ну вот совсем никак нельзя, а дать лживый — вроде как уже и стыдно. Хотя дать такой ответ нужно. Может, тогда, наконец, отпадет надобность для такой уважаемой компании, как ТНК-BP, заниматься никому не нужной имитацией всеобъемлющей и нарастающей борьбы с коррупцией. Хотя мелких воров душить, конечно, надо. Кто же спорит. Но от истребления комаров поголовье волков еще никогда не падало. Так что, как всегда в России, есть два варианта — очень плохой (начать решать коррупционную проблему, в том числе и в нефтянке, потихоньку самим) и просто ужасный (подождать пока Запад начнет решать проблему за нас самым неудобным для нас способом). Угадайте, какой подход в итоге выберут?

[processed]

Закрыть
Уведомление в браузере
Будь в курсе самого главного.
Новости и идеи для бизнеса -
не чаще двух раз в день.
Подписаться