$65 млрд на футбол

Катар делает все, чтобы к 2022 году стать заметным игроком на мировом футбольном рынке. Смогут ли шейхи купить английский «Манчестер Юнайтед»?

Все идет к тому, что турнир пройдет летом и все 64 матча будут сыграны на территории Катара. Об этом еще раз заявил президент ФИФА Зепп Блаттер. «Решение вопроса о датах проведения ЧМ-2022 отложено. Но все идет к тому, что турнир будет проведен летом», — приводит BBC его слова, сказанные 7 февраля.

Когда в начале декабря прошлого года Блаттер вытащил из конверта бумажку с надписью «Russia», многие удивились. Когда несколько минут спустя из точно такого же конверта вылезла бумажка «Qatar», удивились разве что конкуренты-австралийцы, которые тут же стали выдвигать различные версии того, как и за сколько Катар купил голосовавших членов Исполнительного комитета ФИФА. О досрочной победе катарской заявки говорили уже в начале 2010 года: развивающаяся страна, которая на одну только заявочную компанию, по разным прикидкам, потратила от $50 млн до $80 млн (переплюнув даже Россию с ее $30 млн), была неоспоримым фаворитом в гонке за чемпионат 2022 года. Дальнейшие действия Катара лишь подтвердили серьезность намерений: покупка «Малаги», спонсорский контракт с «Барселоной», многочисленные промоакции. «Манчестер Юнайтед» на этом фоне выглядит как новая, стратегически важная цель.

Сейчас даже трудно это представить, но до начала 2000-х Катар почти не интересовался мировым спортом. Переворот произошел в 2003 году, когда в стране приняли амбициозную программу Qatar National Vision 2030, согласно которой к 2030 году Катар должен превратиться в одну из ведущих стран мира. Наравне с собственно финансовым благополучием большое внимание в документе уделялось социальному развитию, в том числе вопросам образования, медицины и спорта. «Интерес Катара к спорту можно объяснить тремя причинами, — рассказывает Forbes руководитель Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Александр Филоник. — Во-первых, бедуинам, исконным жителям песков в зоне Персидского залива, нужны были ловкость, быстрота и сила просто для того, чтобы выжить. В современном мире они видят возможность проявить эти качества в спорте. Во-вторых, спорт позволяет развивать людей, человеческий капитал не только с физической точки зрения, но и в интеллектуальном отношении. В-третьих, это вопрос национального престижа, стремление видеть свою страну крупным центром спортивных достижений».

Первые международные соревнования Катар принял в 2004 году. Теперь здесь ежегодно проводится до 30 турниров в различных видах спорта: начиная от гольфа, велоспорта и тенниса, заканчивая футболом и гонками на яхтах. До последнего времени самой дорогой спортивной победой Катара оставались Азиатские игры — 2006, в которых приняли участие более 8000 атлетов. На проведение соревнований потребовалось около $2,8 млрд. А в 2007 году Катар выиграл право провести у себя Кубок Азии — 2011 по футболу, который закончился на днях. Сумма, потраченная на подготовку к этому турниру, не разглашается.

В спортивном отношении Катар стоит далеко за чертой бедности, поэтому воплощать мечту National Vision 2030 пришлось такими вот организационными победами. Для настоящего прогресса требовалось соревнование топ-уровня, и первую попытку предприняла Доха. Столица Катара претендовала на Олимпиаду-2016, но в итоге проиграла Рио-де-Жанейро. Интерес к Олимпиаде не пропал (теперь Доха будет подавать на Игры-2020), но акцент решили сместить на футбол. Здесь у Катара изначально были более сильные позиции: азиатской футбольной конфедерацией с 2002 года руководит катарец Мохамед бин Хаммам, хорошо знакомый с методами работы Зеппа Блаттера.

Под руководством бин Хаммама Катар собрал внушительный бюджет и стал действовать напористо и решительно. В январе прошлого года заявка «Катар-2022» стала официальным спонсором Конгресса Африканской конфедерации футбола, затем устроила мощную рекламу в ЮАР, а завершилась самопрезентация международной выставки спортивной индустрии Aspire4Sport, которая прошла в самом Катаре. На выставку приехали ведущие футбольные функционеры и тренеры, на стадионе Khalifa International Stadium сыграли команды ветеранов Бразилии и Аргентины, а Катар заключил спонсорский контакт с американцами из Nike. Летом 2010 года катарский шейх Абдулла Бен Нассер Аль-Тани стал владельцем испанского клуба «Малага», обставив конкурентов из ОАЭ и заплатив, по сведениям испанской газеты AS, €25 млн.

Не менее активно вел себя Катар и раньше, в 2009 году. По данным Wall Street Journal, только на бонусы Зинедину Зидану, ставшему лицом заявки, ушло около €3 млн. Каждое интервью приносило французу €5000, а некоторые его поездки и презентации обходились Катару в суммы около €900 000. Во многих странах, в том числе Камеруне, Кот-д’Ивуаре и Нигерии, работали филиалы катарской футбольной академии Aspire Academy for Sports Excellence. А национальная футбольная сборная проводила товарищеские матчи с теми, с кем было выгодно дружить в свете подготовки к выборам.

Несмотря на многочисленные коррупционные скандалы, победу Катара признали правомерной, а сама катарская заявка побила сразу несколько рекордов. Во-первых, Чемпионат-2022 будет самым дорогим в истории. По прогнозам инвестиционной компании Merrill Lynch, на подготовку к чемпионату мира страна потратит $65 млрд (около $4 млрд непосредственно на строительство стадионов). Это больше половины всего ВВП страны в прошлом году: в своем недавнем отчете National Bank of Kuwait оценил его в $115 млрд. Во-вторых, Катар будет страной с самой слабо развитой финансовой системой, которой доверяли подобное событие (52-е место в мире по состоянию на 2010 год). При этом темпы роста экономики у Катара одни из самых быстрых в мире. По сравнению с 2009 годом ВВП в прошлом году увеличился на 11%. В-третьих, Чемпионат мира — 2022 пройдет в рекордно узких географических рамках: десять из двенадцати стадионов находятся в радиусе 25-30 км друг от друга. Помешать этому рекорду может разве что сам Катар: если вдруг вздумает поделиться чемпионатом мира со своими соседями по Персидскому заливу.

В отличие от большинства стран, которые после победы в таких изнурительных марафонах брали год-два передышки, Катар, получив ЧМ-2022, взялся за футбол с еще большим энтузиазмом. Через полторы недели после голосования благотворительный фонд Qatar Foundation подписал пятилетний контракт с испанской «Барселоной» на сумму в €150 млн, установив еще один рекорд. До этого каталонский клуб на протяжении 111 лет оставался одной из немногих, если не единственной командой, которая не размещала на своих футболках никакой коммерческой рекламы. Единственная надпись — детский фонд ООН (UNICEF) — не приносила «Барселоне» ни копейки. Изменить традиции каталонцев заставили непростые финансовые времена. По словам вице-президента клуба Хавьера Фауса, имея долги в размере €420-430 млн, «Барселона» просто не могла не обращать внимания на такие щедрые предложения.

В конце декабря 2010 года Катар вновь заявил о себе: в британских СМИ появилась информация, что консорциум Qatar Holding, который контролируют власти Катара, собирается выкупить «Манчестер Юнайтед» у американской семьи Глейзеров. По предварительным данным, речь шла о £1,5 млрд. Глейзеры, впрочем, факт переговоров опровергали, уверяя, что клуб не продается. Однако несколько дней назад об интересе Катара в отношении «Манчестера» заговорили снова. По информации британских СМИ, причина задержки переговоров лишь в сумме возможной сделки: катарская сторона предлагает £1,5 млрд, а американцы, купившие клуб в 2005 году за £800 000, хотят выручить около £2 млрд.

Вероятно, история с «Манчестером» завершится для Катара столь же успешно, что и недавние переговоры с «Барселоной». Семья Глейзеров, несмотря на то что «Манчестер» в прошлогоднем рейтинге Forbes занял первое место в категории самых успешных футбольных клубов, должна выплачивать долги, которые образовались после покупки команды в 2005 году. А сделать это без катарских денег будет очень непросто. Для самого Катара вопрос «Манчестера», особенно в свете победы в гонке за ЧМ-2022, можно считать приоритетным: на фоне гигантских инфраструктурных вложений (до 2015 года будет потрачено около $100 млрд на развитие одной только инфраструктуры — около $56 млрд уйдет на дороги, аэропорт и железнодорожную сеть) покупка «Манчестера» с финансовой точки зрения будет не такой уж обременительной, а с точки зрения имиджа станет невероятно успешным вложением.

Новости партнеров